#3736
Учился я тогда в ординатуре по анестезиологии-реаниматологии. Ходил на дежурства, постигал премудрости профессии, в общем, обычный себе ординатор. Учили нас в том числе и манипуляциям, и вот одна из них - постановка катетера в центральную вену (яремная, подключичная или бедренная).
По ряду причин наиболее удобным кровеносным сосудом является подключичная вена (чаще правая), вот катетеризации подключички и уделялось наибольшее внимание (к слову, учили катетеризировать все, но подключичку я поставлю ночью, вдрызг пьяным и с закрытыми глазами :D).
Итак, этап обучения на трупах пройден, подключички пациентам в бессознательном состоянии идут на "ура", а вот с пациентами в сознании небольшая загвоздка: мне страшно (такое тоже бывает). Причем, если рядом стоит доктор и наблюдает, делаю все хорошо и быстро, остаюсь один - ступор.
И вот очередное дежурство. Выходной. Тишина. Сижу в ординаторской, заполняю истории болезни. Заходит доктор, к которому я был прикреплен (до сих пор поддерживаем отношения, очень ему благодарен, ведь всем, что я знаю и умею, я обязан ему), и говорит:
-Там подключичку надо поставить, давай, ноги в руки, и вперед.
Радостно подскакиваю, вылетаю из ординаторской, только потом спрашиваю:
-Пациент в сознании?
-В сознании, - отвечает доктор.
Я притормаживаю, начинаю впадать в свой любимый ступор, а доктор мне вслед:
-Иди, готовь все, я сейчас приду, не переживай.
Я успокоился, пошел в палату, там женщина 52-х лет. Я с ней поговорил, объяснил, что собираемся делать, про возможность ятрогенных осложнений (осложнения, вызванные врачебной манипуляцией), беру информированное согласие, тут приходит доктор. Я все разложил на столике, натянул стерильные перчатки, взял шприц...и тут доктор заявляет:
-Так, ты пока начинай, а я пойду с родственниками пообщаюсь, давно ждут уже, я на 5 минут, сейчас вернусь. И уходит. Я стою, как дурак, со шприцем в руке, смотрю на пациентку. Она на меня. Я на нее...Пауза затягивается...П (пациентка), Я (я), Д (доктор).
П: Доктор, а чего мы ждем?
Причем поза у нее далеко не самая удобная - на кровати без подушки (должна быть ровная поверхность), голая, голова развернута влево. т.к. ставить собираюсь правую подключичку, руки по швам, правая развернута ладонью вверх. Ну, не раком, конечно, и не мостик, но тоже не совсем комфортно.
Я: Сейчас доктор придет, и мы начнем.
П (поворачивая ко мне голову, с неподдельным изумлением): А вы кто?
Я: Я врач-ординатор.
П: Ну врач же?
Я: Ну...как бы...да...но все-таки...почти уже...
П: Институт закончили?
Я: Конечно.
П: Значит, врач.
Я: Ну, вообще-то да, но еще как бы не совсем...
П: Нет врачей "совсем", или "не совсем". Или врач, или нет. Закончил ВУЗ - значит, врач.
Я: Э...
П: Сынок, ты меня обо всем предупредил, согласие я подписала. Перед тобой дама голая лежит, а тут у вас не жарко. Делай давай.
И отворачивает голову обратно в левую сторону.

Я выдохнул...и сделал. Быстро, хорошо и не больно. Больше таких проблем у меня не возникало, подключичек у пациентов в сознании я не боялся. Хочу сказать огромное спасибо той женщине, которая понимала, что я боюсь больше нее, и все-таки меня подбадривала. И отдельное спасибо моему доктору, который влетел в палату сразу, как только я закончил манипуляцию.
Д: Ну вот, молодец, а ты боялся.
Я: Ну а чего было делать-то, вы к родственникам ушли, мы тут ждем, ждем...
Д: Никуда я не уходил, я под дверью стоял, все слышал и видел.
Я: оО, фигасе, ну вы...нехороший человек.
Д: А как еще было тебя заставить перешагнуть через свой страх? Ладно бы, не умел выполнять манипуляцию, но ведь умеешь, а страх какой-то иррациональный присутствует.
Вот ему отдельное спасибо, а то ходил бы до сих пор на подключички за ручку со "старшим товарищем":D.
#3735
История из тех далеких времен, когда я был ординатором. Было у нас в больнице отделение хирургии кисти, сталкивались мы с ними очень редко, так как все свои операции тамошние хирурги проводили либо под местной, либо под проводниковой анестезией, коей, кстати, мастерски владели.
Но однажды попросили дать пациенту наркоз. Причина была весьма банальна: очень нервный пациент, до обморока боится предстоящей операции, ни в какую не соглашается на местное обезболивание. Хорошо запомнил пациента, лицо кавказской национальности, они почему-то очень боятся хирургических вмешательств (впоследствии неоднократно с такими сталкивался).
Ну, пошли мы с доктором. Я ординатор, лицо бесправное, учусь, смотрю, помогаю.
Пришли. А в хирургии кисти тогда стоял аппарат "Полинаркон", это такое чудо советской промышленности, что словами не описать. Коротко - чтобы пациент дышал, кто-то должен в течение всей операции ритмично сжимать мешок. И этот "кто-то" конечно же я=).
Началась операция, я сижу сжимаю мешок, сначала руками, потом зажал между коленками, потом снова руками. В общем, вспотел изрядно за полтора часа наркоза.
Но вот, слава богу, хирурги закончили. Мы потихонечку будим пациента. Надо сказать, что во время наркоза руки пациента всегда привязаны к операционному столу. Вот проснулся он, доктор посмотрел, все нормально, экстубировал...
И тут началось самое интересное. Пациент задергался, покраснел, как помидор, хрипеть начал. Доктор никак не может понять, что такое, отдает распоряжение готовиться к повторной интубации. И тут сзади голос нашей анестезистки:
-Доктор, руку отвяжите ему.
Отвязываю руку, рука поднимается...и начинает остервенело чесать нос. И сразу пациент успокаивается. Все приходит в норму, мы с облегчением выдыхаем.
После наркоза у многих сильно чешется нос, а объяснить это внятно пациент еще не в состоянии. Спасибо сестре-анестезистке, а то заинтубировали бы мужика опять :D. Даже опытный врач (коим являлся анестезиолог) не всегда может сообразить в такой ситуации, что дело в чешущемся носе, тем более мозги доктора всегда повернуты на поиск чисто медицинской причины, а "зачесался нос" и "свербит в попе" далеко не всегда приходит в голову.
Но выводы я для себя сделал.
#3734
Очередное дежурство времен моей анестезиолого-реаниматологической молодости=). Суббота. 11 утра. Тишина и покой, операций нет, пациенты в отделении стабильные. Красота! И тут звонок от хирургов. Голос в трубке, похрюкивая, говорит:
-Товарищи анестезиологи, вы нам нужны, приходите, вам понравится.
Далее следует ржач, и трубка вешается.
Ответственный мне говорит:
-Иди, посмотри, че там у них за цирк.
Прихожу в приемник, гадая что тут у них такого веселого. А тихонечко хихикает все приемное отделение. Далее Я (я), Х (хирурги), П (пациент).
Я: Ну что тут у вас за шоу?
Х: Инородное тело прямой кишки.
И показывает мне рентгенограмму, на ней четко видна бутылка. Я такое первый раз видел (это потом уже что только в прямой кишке не находили), сильно удивился, спрашиваю, где пациент. Мне показывают. Подхожу. На каталке лежит мужик...Нет, не так, МУЖИК! Огроменных размеров, толстый и красный (как потом выяснилось, ему было очень неудобно, поэтому краснел постоянно).
Я: Добрый день, я анестезиолог такой-то.
П: Здравствуйте.
Я: Ну, рассказывайте, что с вами случилось.
П (краснея, бледнея, потом снова краснея): Ну я это, вчера выпивали, я немножко выпил, опьянел, ну и...
Замолкает.
Я: Ну-ну, не стесняйтесь, рассказывайте.
П: Поскользнулся, упал на бутылку, и вот...(разводит руками).
Сзади чей-то сдавленный голос:" Ага, и так точно упал, ворошиловский стрелок прямо", и хихиканье.
Ну что поделать, мы тоже люди, а ситуация и впрямь, скажем так, забавная. Опрашиваю пациента на предмет хронических заболеваний, аллергии. и т.д., подхожу к хирургам.
Я: Что планируете? Лапаротомию?
Х: А говорят, мы кровожадные, что нам только бы резать. Обратился он сразу, перфорации нет, попробуем сначала так извлечь.
Я: А зачем анестезиолог-то вам тогда?
Х: Наркоз ему дайте, пожалуйста, он здоровый лось, надо, чтобы расслабился хорошо.
Я: Хорошо, будет вам наркоз.
Иду обратно к пациенту, прошу открыть рот, чтобы оценить степень сложности интубации трахеи, и понимаю, что нихрена не вижу. Пациента подают в экстренную операционную, я звоню в отделение, объясняю, что интубация предполагается трудная, сам могу не справится.

В операционную поднимается ответственный реаниматолог, и мы начинаем. Подробно описывать не буду, скажу только, что уже была мысля эндоскопистов на интубацию вызывать, но ответственный все-таки заинтубировал, используя улучшенное положение Джексона. Выдохнули. Пациент спит, дальше дело за хирургами.
Х (усиленно ковыряясь в заднем проходе пациента): Блин, почему всегда бутылки вводят горлышком, а? Почему никто не думает, что вынимать за донышко гораздо труднее?
Я: Эм...Даже не знаю, что сказать, я никогда не пробовал...
Х: Даже и не думай, вынимать потом сам будешь!
Ржач. Наконец, ура, бутылка отказывается в руках хирурга.
Х: Е"@а, неужели достали?
Я: Слава яйцам.
2-й Х: Макс, дивись, это "Гжелка"! У тебя такой в коллекции еще нет.
А хирург наш собирал коллекцию предметов, извлеченных из пациентов (ну такой вот он извращуга).
Х: Да она, гм, не очень чистая...
2-й Х: Да ладно, отмоешь, тебе не привыкать. Кстати, там вон на донышке еще водочка плещется, можешь хряпнуть заодно, за удачно проведенную операцию.

Грохнула вся операционная. Хирурги, подшучивая друг над другом, ушли, унося 0,25 бутылку в пакете. А мы решили забрать пациента в отделение и немного повентилировать, интубация была трудная, так что не повредит.
Проходит несколько часов, прибегает медсестра, говорит, что товарищ "сбутылкойвжопе" изволили проснуться. Ответственный мне:
-Иди, это твой пациент, решай вопрос об экстубации.
Прихожу в палату, провожу несколько простых тестов, чтобы решить, готов ли пациент самостоятельно дышать, вижу, что все норм. А он руками машет, понимаю, трубка мешает.
Я: Я сейчас трубку уберу, а вы мне расскажете, зачем бутылку в попу засунули.
Пациет усиленно кивает.
Я: А если не расскажете правду, я снова вам трубку засуну. Естественно, не засунул бы ничего и никуда, но пациент-то не в курсе. Кивает еще более остервенело. Экстубирую. Жду, пока прокашляется и продышится.
Я: Ну и зачем?
П (краснея): Ну я, это, того, ну...
Я: Смелее!
П: (краснея еще больше): Доктор, только вы никому не говорите, ладно?
Я: Врачебную тайну еще никто не отменял.
П: Доктор, я это...Пид@рас, вот!
И облегченно прикрыл глаза. Не знаю, как я сдержался в палате, но когда вышел, ржал, как конь педальный.

#3732
Практически все истории у меня времен моей молодости. Ну я и сейчас так-то не старый, но , видимо, ученая степень накладывает свой отпечаток, поэтому историй забавных из "сейчас" можно буквально по пальцам пересчитать, а в первый год работы их столько было, что впору книгу писать, из серии "Записки реаниматолога", или как-то так.

Буквально первый месяц работы после окончания ординатуры. Работаю каждый день под присмотром "няньки" (из серии "что знает и умеет и откуда руки растут), заведующий пообещал, что если все нормально, и руки растут из плеч, а голова из шеи :D, переведет в дежуранты. Кстати, перевел=). И вот возникает необходимость сделать пациенту трахеостомию, потому что предполагается длительная ИВЛ. Я самый мелкий, кроме меня еще доктор, старше меня на год, нас все в отделении называют "дети". Ну мы не обижаемся, понятно, что называют любя. К слову, когда я приходил на работу устраиваться, очередей из желающих потрудиться на благо родины в реанимацию не стояло.

Итак, трахеостомия. Делать ее вызывается второй наш "ребенок" (опыт в количестве целых двух раз у него уже был), у меня спрашивают, хочу ли я ассистировать. Что за вопрос, конечно хочу. Видеть видел, но издалека, и вообще...Нам дают последние напутствия, и мы торжественно уходим в палату.

Далее со слов коллег. В ординаторскую заходит заведующий, говорит:
-Там завезли внематочную и непроход, надо идти. А где дети-то?
Ему и отвечают безо всякой задней мысли:
-Да они в палате, шею пилят.
Заведующий срывается, и пулей вылетает из ординаторской. Далее следующая картина. Мы уже заканчиваем, и тут в палату залетает заведующий, глаза по 6 копеек мелочью.
Зав: Вы тут что???
Я: Мы тут вот!
Зав (успокоившись): Ааа.
И уходит. Мы переглядываемся, пожимаем плечами и заканчиваем. Возвращаемся в ординаторскую, спрашиваем заведующего:
-А что это было-то вообще?
Он отвечает:
-Я прихожу, спрашиваю, где дети, мне отвечают "шею пилят". Ну и что я должен был подумать? Я так и представил двух маньяков в белых халатах, которые бензопилами пилят шеи несчастным пациентам, и гомерически хохочут при этом. Ну я и побежал проверять. Потом вспомнил про трахеостомию, и успокоился.

По итогам я пошел на внематочную беременность, но пока шел туда, всю дорогу ржал, как ненормальный. Нифига воображение у нашего заведующего=).
#3731
Суточное дежурство в РАО (реанимационно-анестезиологическое отделение). Время перевалило за полночь, мы потихонечку укладываемся спать в ординаторской, ибо пока все тихо. Да, при приеме на работу нас предупреждают, что дежурство "без права сна", но на деле стараемся использовать затишье, чтобы отдохнуть. Уставший анестезиолог - опасный анестезиолог=).
Я, как самый молодой (2й месяц после ординатуры, и 1й самостоятельных дежурств без няньки), укладываюсь на диван около телефона. 00:20. Звонит телефон. Снимаю трубку: "Реанимация". Оттуда:" Это вас роддом беспокоит, у нас тут ручное отделение плаценты с вашим участием". Встаю, иду будить сестру-анестезистку. Баба Зина - явление особое, знает и умеет столько, сколько далеко не каждый профессор. Вот с ней-то мне и довелось дежурить в ту памятную ночь. Бужу, говорю, мол так и так, она отвечает, давай, звездуй в роддом, я щас возьму все, что надо, и подойду.
Роддом. Внутривенный наркоз пошел, акушер работает, я списал все препараты, сделал необходимые записи в истории болезни, и присел на корточки у стены между наркозным аппаратом и электроотсосом. Вдруг залетает акушер из приемного отделения роддома с криком:" Где анестезиолог???" Далее Я (я), А (акушеры), БЗ (Баба Зина).
Я: Я тут.
А: Где?
Я: Тут я.
А: Да где, блин?
Я (вставая): Да тут я.
А (тараторя): Это очень замечательно, что вы тут. У нас щас кесарево, вы никуда не уходите, женщину уже подают в операционную.
Я: А...Э...У нас же с собой ничего нет, мы лекарства брали только на ручную плаценту, ни наркотиков, ни миорелаксантов...Я сейчас схожу в отделение (а это другой корпус и идти по подвалу), возьму все и приду.
А (хватая меня за руку):Нет! Пошлите сестру, пусть сходит, знаю я вас, щас уйдете, и пропадете, куда-нибудь дернут еще и все.
Я: Да не пропаду я, вернусь через 5 минут.
А: Не пущу! Пойдемте в ординаторскую, я вам кофе налью, или чай, или сок...
Я (бабе Зине): Баб Зин, сходишь?
БЗ: Схожу, схожу. Пожелания будут?
Я: Угу. Возьми тра@риум, если есть, если нет, то пофигу что, зайди в ординаторскую, там в шкафу мой рюкзак синий, там пакет, тащи его сюда.
БЗ: А пакет-то зачем?
Я: Там трубки интубационные, 6,5, 7 и 7,5. Я не знаю, вдруг тут в операционной маленьких нет, а женщина не крупная. Куда я ей 9-ку пихать буду?
БЗ: Ааа,ну я ушла.
Пришла минут через 10, принесла все, заходим в операционную, собрали аппарат, тут привезли женщину, положили на стол. Хирурги моются, мы стоит ждем.
Я (бабе Зине, шепотом): Баб Зин, у меня проблема...
БЗ: Чего случилось оО?
Я: Я знаю, как дается наркоз при кесаревом, читал, видел неоднократно, но сам еще этого не делал...
БЗ (хмыкая): Нашел проблему! Ты главное трубу куда надо засунь, а дальше все сделаем. Не бз@и!
Хирурги помылись, обработали операционное поле, накрыли стерильным материалом, взяли скальпель, положили его на живот...Женщина в панике, ну как так, уже режут, а она еще не спит.
А: Анестезиологи, готовы?
Я: (крестясь про себя): Да.
А: Давайте!
Ке@амин и ли@тенон пошли в одном шприце, мышечные подергивания на шее закончились - трубка, и отмашка акушерам:" Можно!" Счет на минуты, достали ребенка (пацанчик), пережали пуповину, и уже отмашка нам:"Давайте!". Ну а дальше обычный эндотрахеальный наркоз. Я вытер вспотевший лоб, и сел писать. Хирурги зашивают, потихонечку готовлюсь будить женщину, тут залетает акушер из приемного:
А: Анестезиолог еще тут?
Я (с нехорошим предчувствием): Тут.
А: Слава богу, там еще кесарево привезли, не уходите, подадим после этой.
Я: (матерясь про себя): Куда я денусь-то с подводной лодки...
Итого в эту ночь 3 подряд кесарева. В минусе: надышались мы с баб Зиной закисью азота по самые помидоры, ну и устал я, как собака, больше морально, нежели физически. В плюсе: Мамы живы-здоровы, 2 пацана, 1 девочка и огромное удовлетворение от хорошо выполненной работы. Плюсы солидно так перевешивают. Завалились мы в отделение в 8 часу утра, обнявшись и громко распевая песню "Нас извлекут из-под обломков" (закись азота, она такая). Уезжал я с дежурства уставший, но довольный как черт, унося в рюкзаке 5 пакетов молока (доктора наши отдали свои суточные нормы, типа, с боевым крещением в роддоме). В это день я понял, что свою работу не променяю ни на какую другую, даже если будут предлагать зарплату в миллион у.е. Деньги - бумажки, а те эмоции, которые я испытываю после хорошо проведенных наркозов, ни за какие бумажки не купишь. И еще одно, для коллег-докторов: любите и берегите своих сестер-анестезисток, их золотые руки и бесценный опыт помогут вам еще не один раз.
#3711
Поделюсь своим детским опытом.
В день операции меня мама донесла до операционной, в дверях меня забрала тетенька в белом халате (как оказалось потом анестезиолог). Я жутко заревела и спросила, куда меня несут, она мне ответила, что мы идем смотреть мультики.
Меня положили на стол, дальше эта же тетенька сказала, что нужно надуть шарик. Я спросила зачем, она ответила, для мамы надуем сейчас шарик, и показала на большой черный резиновый шарик на аппарате для наркоза.
Дальше она надела на меня маску, и сказала "Дуй сильно в масочку, чтобы шарик надулся". Я стала изо всех сил дышать в маску, шарик не надувался и я спросила, а как же мультики, и тут шарик стал раздуваться и все провал...
Спасибо таким добрым докторам!
#3693
Как-то я попала в больницу с подозрением на внематочную (не подтвердилось). Пять человек в палате, все с гинекологическими проблемами. Сделали мне диагностическую лапароскопию, я отлежалась пару дней, начала вставать. И вот вечером привозят женщину с подозрением на рак, на завтра с утра назначают пункцию, которую нужно делать под наркозом. Каким чудом в процессе знакомства она мне успела скзать про непереносимость новокаина - непонятно. Но именно это спасло ей жизнь.

На следующее утро привозят ее без сознания с операции, перекладывают на кровать, медсетра приносит штатив, вешает бутылки с растворами. А я ж любопытная, приковыляла, читаю, что на этикетках что написано. Медсестра на меня ворчит, типа, ходють тут всякие, а сама капельницу ладит.

- А этот раствор на но@окаине, да? - уточняю я.

Ну тут мне уже досталось по полной, что я шибко умная и вообще шла бы я на свою кровать, не мешала работать. И уже ваткой со спиртом локтевой сгиб протирает.

- Ну как знаете, - говорю я. - Только у нее непереносимость но@окаина, потом не говорите, что я вас не предупредила.

Лицо медсестры вытягивается, она кидается на пост, ищет карту. А на ней красным маркером прямо на первой странице написано про этот самый злосчастный но@окаин. Тут медсетра разом побледнела и чуть ли не отпрыгнула от своей пациентки.
И побежала по отделению искать такой же раствор, но на воде для инъекций. "Спасибо" мне, конечно, не сказала. Так никто и не узнал, кроме меня, насколько близка от смерти была прооперированная женщина.
#3676
На волне постов о родствнниках с их умными советами в больницах.
Был я тогда в 6 или 7 классе и загремел в больницу с пищевым отравлением. Деталей диагноза не помню, но помню что при поступлении мне поставили капельницу на 10 часов, про клизмы и остальные прелести писать наверное не нужно. Строжайшая диета, дала о себе знать спустя 4 дня ибо мое состояние улучшилось и дико хотелось есть. Почти все это время со мной дежурили посменно мама и бабушка и при очередном обходе врача мы узнали что инфекция побеждена, я почти здоров и в течении недели меня выпишут. Все это время я ел продукты из весьма короткого списка и врач дала добро на еще несколько ранее запрещенных вкусносностей. Спустя несколько дней бабушка принесла мне в маленькой баночке смородиновое варенье. Ешь говорит - там витамины, а то тебя тут голодом морят, как бы внучек от голоду не подох. Это варенье мне тогда показалось кислым и не вкусным, поэтому съел я буквально 2 или 3 чайных ложки. В тот же вечер температура под 40, жидкий фонтан(стул). Ночью мне поставили капельницу. На этот раз уже около 16 часов я был прикован игле... После прихода ответов анализов в палату ворвалась доктор и при мне навтыкала родителям, что никах сладко-фруктовых субстанций нельзя есть месяц после выписки, даже если они освящены батюшкой и дарят бессмертие.
#3675
Лежу в больнице (хирургия, кишечник) и понял почему так много обострений и форс-мажора. Виноваты родственники, приходят навестить и давай давать советы...
Как пример, лежит дядя за 40 после операции, пить - есть нельзя. Но приходят родственники:
- Тебе есть-пить можно?
- Нет, врачи пока запретили.
- Да ладно! Домашнее можно, вот тебе котлетки домашние, кушай"
Как итог дядя едет через 2 часа в реанимацию с криками умираю, врачи пи#арасы. Вообщем как то так.
#3658
Попала я как-то с подозрением на аппендецит через скорую в больницу. Так как всё это случилось ночью, забрали меня прямо из дома, в домашних вещах - спортивные брюки и футболка. На переодеться сил не хватило, потому что боль адская.
По приезду меня направили в турне по кабинетам с врачами. И вот меня немного попустило, я спокойно сижу жду результатов анализов в коридоре. Ко мне подсаживается милая бабулька-одуванчик и с самой ангельской улыбкой говорит:
Б: Разоделась как шлюха и сидит тут, мужиков на грех провоцирует :)
Я аж воздухом подавилась от такой новости. И даже немного осмотрела себя, вдруг реально что-то не так. Но убедившись, что всё вполне прилично и, наверное, она ошиблась, переспросила:
Я: Простите, это вы мне?
Б: Тебе-тебе. Вон какой вырез, грудь то чуть не вываливается. Скромнее надо быть. А то гляди добром для тебя это не кончится.
Тут мимо проходит мой врач.
В: Ксения, Вы как результаты получите, сразу ко мне.
Б: О, так тебя Ксеней кличут! Значит смотри. Садишься на 834 автобус, доезжаешь до остановки *name*, близь неё будет церковь. Вот там мощи твоей покровительницы лежат. Зайдешь, свечку поставишь, грех замолишь и мужа себе попросишь.
Я: Спасибо конечно, но я уже замужем.
Б: Божечки, бедный муж! Жена то в таком виде гуляет!
Гуляет, понимаете? На прогулку приехала в 4 утра в больницу. Че нет то?
На этом мне вынесли результаты и я молча покинула бабульку, до сих пор бубнящую себе что-то под нос.
Уже когда выходила из кабинета врача, видела, как она идет под ручку с молодым медбратом и спрашивает у него:
Б: А тебя как зовут? .....Иван? О, Ваня! Это тебе нужно в такую то церковь поехать, грех свой замолить. И жену себе попросишь!
Увидев меня, бабулька радостно мне помахала и удалилась с Иваном на другой этаж. Чем там Ванька нагрешил уж не знаю.
PS: Аппендицит так и не подтвердили :)