#2763
Я никогда не делала операции, и поэтому нервничала. "Это очень простая, неинвазивная процедура," успокоил меня анестезиолог. Я почувствовала себя лучше, пока ... "Вот только", продолжил он, "у вас больше шансов умереть от наркоза, чем от самой операции.."
#2758
Да, у врачей специфическое чувство юмора. Привела своего племянника с запущенной шипичкой (черная, см 3 в диаметре) к хирургу. Он поставил новокаин, вырезал и говорит: "Пока действует анестезия, еще ничего, а вот домой дойдешь, плакать будешь. НО! - задорно сообщает он нам - я этого уже не услышу! Ахааха"
#2704
Людям с наглядно образным мышлением и особо впечатлительным к прочтению не рекомендую! Лежал в Б-ской районной больнице, 2004 год, мне 14 лет. Со мной лежал очень хороший мужик, невзирая на произошедшее, не унывающий и умный мужик с действительно хорошим чувством юмора. У него была какая-то глупейшая, по его словам, травма ноги, тросом раздробило стопу на производстве, ему её и ампутировали. И тут как-то на обходе, приходит тот врач, вроде как он же ему её и отрезал, но не буду утверждать. И говорит, мол :
-Володя(мужик без стопы) , ты по ней скучать-то будешь?
-По кому?
-По ноге, по кому же ещё , как никак столько лет вместе прожили (улыбается)
-Ну конечно буду, придётся жить учиться по новому, без неё родимой!
-А попрощаться-то хочешь?
-А можно? Конечно! (Поддержал шутку, громко смеясь) хоть поцелуемся на прощанье (смеется)

Что было дальше? Дальше он из-за спины достаёт стопу в пакете, почему-то через неё продеты 2 шнурка красный и черный, СТОПУ , да бл@ть СИНЮЮ с кровоподтеками , раздробленную выше щиколотки , почти не узнаваемую стопу!!!!!! И демонически смеется!!!!
#2703
О сезонном обострении в мозгах у пациентов ленивый только не писал. Как выясняется, свойственно оно не только пациентам, но и лекарям. Причем у некоторых это обострение давно переросло в хроническую форму.


Есть такая форма медицинской жизни — участковые. Участковые терапевты, пожалуйста, не обижайтесь: наверное, среди вас есть и толковые врачи. Просто мне такие не встречались.


В общем, я сейчас не о таких — я о других.


Как пример. За пять минут до закрытия нашей поликлиники влетает к нам на «неотложку» вусмерть перепуганная участковая докторица. Как бы терапевт. Глаза — с пятирублевые монеты:


— Ой, — верещит, — я у больной была, а у нее там, в руке, это… через которое капают!!


Я заинтересовалась, что же так могло доктора напугать. Путем наводящих вопросов и уточнений (как у тяжелобольной) выяснила, что накануне наши лечили старушку от инфаркта. Инфаркт тяжелый подвернулся, пришлось им спецов-кардиологов в помощь вызывать.


Короче, в ожидании кардиологов поставили они катетер для капельницы в локтевую вену, а кардиологи его, уезжая, не сняли. В сердцах забыли, поскольку инфаркт инфарктом, а бабушка в больницу ехать отказалась наотрез.


А бедная участковая докторица на следующий день на актив пришла и оное чудо медицины впервые в жизни, надо полагать, узрела.


— И в чем же проблема? — спрашиваю.


— Так это, — говорит, — я хирургам нашим позвонила, попросила, чтобы они это как-нибудь убрали, а они сказали, что не знают как.


Ну, это-то как раз понятно. Молодцы хирурги: кому охота после окончания работы через весь квартал пешком пилить, чтобы катетер выдернуть. Тем более — косяк по-всякому не их.


— А сами-то чего не удалили? — любопытствую.


Ответ, достойный занесения на скрижаль:


— Ой, — это человек, отягощенный докторским дипломом, отвечает, — а я засомневалась, в какую сторону его тянуть!


Интересно, и в какую ж сторону иглу (даром что большую) из вены удаляют?!! Вряд ли внутрь ее пихают всё-таки…


Ладно, съездила я, извлекла катетер (работа, кстати говоря, для медсестры), а по возвращении на базу коллег этой историей повеселила.

А коллеги в пару ей еще одну историю поведали.


В некой больнице прооперировали бабушку-старушку. Как раз в той, где я сама когда-то интернатуру по хирургии проходила. Удачно прооперировали. Недельку бабку подержали, швы старушке сняли и домой выписали.


А на следующий день пришла к ней такая же, с позволения сказать, участковая докторица, а бабулька ей и сообщает:


— Дохтур, а мне в больнице штуку удалить забыли, — и в грудь себе старушка пальцем тычет.


Та глянула — и ахнула: совсем хирурги одурели, бабку с подключичным катетером выписали! Для немедиков поясню: это, конечно, не зажим в брюшной полости после операции забыть, но тоже, мягко говоря, негоже.


В праведном гневе участковая звонит заведующей, та — главврачу поликлиники, тот — главврачу больницы, тот — заведующему хирургическим отделением. Большой служебный хипеш в полный рост.


Завхирургией вызывает лечащего врача и давай с него стружку снимать. А тот понять ничего не может. Не ставил он бабке подключичку, да и в истории болезни ничего такого не записано. Но делать нечего, велено удалить — поехал удалять.


Приезжает:


— Где, бабуля, твой катетер забытый?


— Так ить, вот же, вот он, милай, вот!


Бабка задирает рубаху — и с гордостью демонстрирует ему… пришлепку от кардиографа! В больнице бабушке кардиограмму перед выпиской снимали, как положено, и забыли электрод от кожи отлепить…


Вообще-то, электрод с катетером перепутать — это, знаете ли, да. Это участковым терапевтом надо быть как минимум.


А с другой-то стороны — чего я на участковых вдруг наехала? Они ж великим таинством выписывания больничных ведают. Там ни-ни, там ошибиться не моги.


А мы-то, грешные, только лечить умеем…
#2669
Пациентка очень мнительная, дерганая ходила на УЗИ около года ко мне. Диагноз: дермоидная киста правого яичника (кому интересно, гугл всегда поможет). Киста около 5 см. Ткань яичника практически не просматривалась. Мы настаивали на операции. Решилась. Так как был свободен, сам пошел на операцию посмотреть. Оперировал мой друг. Яичник пришлось удалить целиком. В кисте были волосы, зубик (моляр, кажется), и чутка жира. Но не о том речь.
Послеоперационный период напрягал всех. Все дело было в характере пациентки. Болело у нее всё. Пару раз даже ренген делали. Физиопроцедуры всякие. Через неделю делаю УЗИ. Оба яичника на месте. Звоню другу, приходи, мол, чего покажу. Лупимся вдвоём в монитор. Друг:
- Это как?
- Вот и я не знаю. Ты ж при мне правый удалил.
- Удалил. Гистология пришла - зрелая тератома (дермоид) и яичниковая ткань.
Короче загадка. Выписали с диагнозом: Состояние после правосторонний овариоэктомии. Но с оговоркой, что по УЗИ оба яичника на месте.
Мы потом нашли в литературе похожие случаи. Как оказалось, после подобных операций на фоне физиопроцедур и рентгена, яичниковая ткань может регенерировать. Пациентке дали подпольную кличку Ящерица.
#2657
Бабушка моя была невероятно крепкого здоровья человек. В ее возрасте, под семьдесят, иные из поликлиник не вылезают, ей же было все нипочем. Она умудрялась постоянно что-то ломать и неизменно срасталась и вставала на ноги. Врачей боялась и обладала каким то высоченным болевым порогом. Могла неделями терпеть такие боли, от которых я через пол часа бы в обмороки падала.
К примеру, с одним из переломов руки она сидела дома и отпиралась неделю. Первую скорую, вызванную нами, она на порог не пустила. Во второй бригаде, которую мы вызвали через пару дней, молоденький врач час ее через дверь уговаривал в травму ехать. А перелом не трещинка, его невооруженным взглядом видно было.

В конечном итоге, именно это свело ее в могилу. Когда она пожаловалась, что у нее болит живот и ей нужно вызвать скорую, мы к телефону бежали так, что пятки дымились. Раз просит врачей, значит все очень плохо. Оказалось, что у нее перитонит и случился он не пол часа назад. Даже думать не хочу, как ей было больно и где она взяла столько сил, чтоб от нас это скрывать.

Организм был серьезно обезвожен, что творилось в брюшине, даже говорить смысла нет. Врач скорой на нас орал так, что стекла тряслись, ну а как ему объяснить, что она «почетный партизан»? Я бы, наверное, тоже орала.

Под дверями реанимации я сидела несколько часов. Потом меня просто выставили. Сказали ехать домой и не валять дурака. Мол, это быстро не решится. Кажется, я достала их своим вскакиванием, при каждом появлении человека в белом халате. В итоге, операция длилась больше пяти часов. Врачи пытались ее вытащить не смотря ни на что. Я еще успела пообщаться с ней, меня пустили в реанимацию, закутав в халат и шапочку. Но последствия ее долготерпения были слишком сильны.

Мама со свекровью была в крайне плохих отношениях и ни в какие больницы и морги ездить не собиралась. Так и оказалась я, совсем еще зеленая, только только отметившая совершеннолетие, наедине с врачом-реаниматологом, без какой-либо поддержки близких людей. В таком же светлом коридоре, как когда-то в больнице, где умер отец, он тихо объяснял мне, что они делали, как пытались спасти бабушку, почему не получилось. Я пыталась держать эмоции при себе, внимательно слушала, но горе так просто не спрячешь. В какой-то момент слезы градом полились. Совершенно чужой человек, который ежедневно выходит в этот коридор, чтобы говорить людям самое страшное, видевший слезы наверное сотен людей, гладил меня по голове, утешал, успокаивал. Писал мне на бумажке, аккуратно выводя слова, куда мне теперь нужно идти, какие документы нести.

В этом отделении меня поразила совсем другая обстановка. Ни в какое сравнение она не шла с обычным отделением в больницах. Там не было праздно шатающихся медсестер, не было звона ложки об кружку, не было этого снисходительно отношения (чего уж там, грешат этим медики). Там все ходили быстро, там напряжение висело в воздухе, частые стоны и возгласы,там был такой запах – словами не передать. Пищащие аппараты, огромные окна в палаты из коридора. И среди всего этого, врач нашел для меня время и терпение и главное, сочувствие. Никогда не соглашусь с тем, что врачи – бездушные сволочи и коновалы, потому что в моей жизни был тот врач.
#2622
Интернатура, дежурим в сельской больнице. Привозят пацана 4-х лет, фасолину в левую ноздрю засунул. Зажимом, пинцетом достать пробуем - она только глубже уходит. Пацан орёт.

Послали будить хирурга, он там в ЦРБ один за всех с великим опытом. Пришел непроснувшийся хирург, пошерудил зондом в ПРАВОЙ ноздре. Пацан чихает, фасоль вылетает, хирург идет досыпать.
#2589
Году этак 98 или 99 мне делали несложную операцию под местным наркозом. Перед операцией сделали какой-то укол, чтобы не боялся. Когда укол подействовал, голова пошла кругом как от солидной порции алкоголя и мне действительно стало все пофиг. В операционной велели раздеваться догола, а там стоят медсестры, в том числе и молоденькие. Но ведь во мне укол! Прочь сомненья! Лёг на операционный стол, сделали местную анестезию и, приступая к операции, хирурги попросили меня что-нибудь рассказывать, видимо, для того, чтобы мониторить состояние пациента. Но ведь во мне укол! И я не придумал ничего лучшего, чем рассказывать все время, пока шла операция (около получаса), анекдоты про плохих врачей.
#2577
Проходил недавно практику в одной из больниц.

Операционная, ждём с хирургом пока подготовят пациента (мужчину) к протезированию ноги.

Медсестра: поработайте кулачком...*вводит иглу*...можете разжать
Хирург: Что она сказала? Можете рожать?
Я: Да, доктор, ща он у нас тут родит и мы нобелевскую премию получим и миллион баксов сверху..
Хирург: Ага, и в глаз от шефа!
#2576
Помню случай был в районной поликлинике. Пришел новый доктор-хирург, после универа, симпатичненький и хорошенький. Тогда проводилась повсеместно профилактика рака груди и любой доктор (хирург, терапевт, гинеколог) во время своего приема должен был грудь женщинам проверить на предмет каких-либо новообразований. Но кто-то из врачей делал это, кто-то нет. И вот к молодому доктору потянулись тетки с жалобами. И все в конце приема требовали профилактику рака молочной железы. Он краснел и потел, отводил глаза в сторону, но старательно щупал теткам титьки. А они выходя из кабинета хихикали и своим знакомым всем советовали.
;