#2567
Шел 2011 год. Было мне тогда 14 лет. Одной чудесной майской ночью я проснулась от дикой боли в желудке. Поворочавшись некоторое время я все же решила разбудить маму и испросить совета и таблетку. Разбудила, решили что скорее всего наелась всякого-вредного. Таблетку я получила и думая, что сейчас боль пройдет, я попыталась уснуть. Но нет, боль слегка притупилась, стала более рассеяной, но не прекратилась, следующий день я провела в постели.
Под вечер вызвали скорую, которая сделала укол обезболивающего и посоветовала вызвать врача. Утром следующего дня пришла врач, очень хороший, знающий терапевт, помогала всегда, даже не совсем по своему профилю, вынесла вердикт: нужно к хирургу исключить аппендицит. В тот день хирург была в 1 смену, мы не успели, пришлось идти на следующий день. На тот момент я уже практически не ела и слабость не давала толком ничего делать. Хирург приняла меня и осмотрела, слегка удивилась тому, что терапевт подозревала аппендицит, и сказала, что никакого аппендицита нет и в помине , просто небольшое воспаление. Хорошо. На 4 день мы съездили в женскую консультацию, где тоже ничего не обнаружили. Родители уже были все на нервах, т.к. вроде сказали, что все скоро пройдет, но лучше не становилось ни капли. Утром пятого дня мы сами поехали в больницу. Въезд был исключительно для скорой и до корпуса мы шли пешком, для здорового человека минут 5 ходьбы, но меня валила с ног безумная слабость, и каждые метров 10 мы останавливались, я садилась на корточки и отдыхала, иначе бы просто упала.
Меня положили в больницу и определили в одну из палат. Переговорив с врачами мама и брат, который нас отвозил, уехали за вещами. Через полчаса ко мне подошла другая врач, пощупала и сказала звонить родителям, чтобы возвращались, срочно нужна операция, но нужно подписать какие-то документы. Мужественно сдерживая панику и истерически дрожащий голос (операция, страшно все же) я позвонила маме и объяснила ситуацию. Где-то через час я выезжала на операцию из грузового лифта на каталке ногами вперед, что вызвало нервное "хихи" в моей голове, а вскоре довольно приятно отключилась под действием наркоза.
Когда я очнулась, все перед моим взглядом было настолько расфокусированно, что я могла лишь угадывать по звуку что же за пятно пред моим взором. Осознав, что моя бренная тушка под наркозом привязана за запястья к кровати я попросила одно из пятен, которое (судя по движению и звукам) должно было быть человеком, отвязать хотя бы одну руку, т.к. лежать на спине полностью уже не могла, спина затекла. Как только мне отвязали руку и я смогла чуть наклонить тело ближе к положению "на боку" я отключилась.
Чуть позже я узнала, что был у меня даже не аппендицит, а перитонит, что нахожусь я в реанимации, что еще бы немного и всё бы закончилось гораздо хуже, а для меня возможно закончилось бы совсем.
Вроде бы все злоключения закончились, да? Операцию провели, я жива, все хорошо. Но нет. Лежала я в реанимации неделю, родителей не пускали, было тоскливо и скучно. В одну из ночей я проснулась от жуткой боли, вокруг тишина, я начала звать медбрата, который дежурил в ту ночь, звала минут 5, дозвалась, пришел, спросил что случилось, я пожаловалась на боль, пробормотав что-то вроде "блин, забыл вколоть" он начал греметь ампулами, сделал укол, стало легче, я уснула.
Когда меня решили определять в палату, выяснилось, что в школе был карантин по ветрянке и я могла заразиться, так как раньше ей не болела. Из-за этого, к моему ужасу, меня определили в бокс инфекционного отделения. Я уже выла от скуки, но зато у меня был выход на улицу, на территорию больницы, где уже во всю зеленело лето. Я училась нормально ходить. После почти двух лежачих недель меня жутко шатало и я быстро уставала. Позже начался еще один ад, у меня болели руки. Капельницы в реанимации стояли почти постоянно и уже там руки начинали ныть, мне ставили бабочку с бОльшей иглой, чем было нужно ( в больнице закончились маленькие, а то что их можно было купить в аптеке мы не знали, да и не сказал никто). В боксе капельниц было уже меньше, но к тому времени мои руки были исколоты, как у наркоманки, вены скрылись и было больнее с каждым разом. Адреналиновые и спиртовые компрессы, которые советовали медики, не помогали. Последние капельницы ставили в кисть. Потом врач смилостивился и отменил капельницы.
В общей сложности в больнице я провела месяц. Были моменты за которые хочется поблагодарить медперсонал, в частности участковую, которая в отличие от остальных врачей изначально поняла в какую сторону нужно копать, молодую, хрупкую медсестру из реанимации, которая выписывала меня в палату и помогала тащить тяжеленные носилки (кажется ее звали Вика) и врача, которая меня оперировала (имени я не помню к сожалению), которая не смотря на некоторую свою резкость в общении и экстренность ситуации операцию провела отлично, так что швы были очень аккуратные, а спаек не образовалось. Однако каждый раз воспоминания об этой истории вызывают у меня содрогание.
#2562
Я медсестра, работаю в паре с хирургом. Начинаем приём, приходит пациент с синовитом коленного сустава. Сделали пункцию, эвакуировали жидкость, отправили домой.
Через неделю идёт прием, в кабинете пациент, в коридоре очередь. И тут открывается дверь, врывается пациент с синовитом, и во весь голос заявляет:" Доктор, вы мне на той неделе отсосали, мне так хорошо было, не могли бы повторить", Немая пауза... Занавес
#2545
Очередной случай из практики. Сижу в ординаторской, пишу истории болезни. Заходит дама и с порога заявляет:" вы меня тут оперировали 2 месяца назад и оставили мне резинки в животе! Они у меня до сих пор через кишки выходят! " И пока я соображал, зачем мы напихали ей столько дренажей и механизм попадания резинки из брюшной полости в кишку, она, гордая, как Данко (который вырвал себе сердце, чтобы осветить путь людям ),выхватывает из сумки и протягивает перед собой баночку с неопровержимыми доказательствами. А в баночке членики широкого лентеца (глист такой)
#2539
Жила-была я, и как то раз, заболела у меня ступня под пальцами, опухла , ходить трудно, потому что боль очень сильная. В поликлинике номерок только через две недели дадут, поехала в больницу. Осмотрели меня два(!) врача, пощупали ногу, почесали головы, да и говорят:
-Это, девушка, у вас грибок, идите в квд.
На следующий день поехала в квд, за ночь между мизинцем и безымянным пальцами почернело, ходить вообще не могу, припрыгала на одной ножке, в регистратуре пытались отфутболить: на " через неделю номерок возьмите", но после заявления, что боль острая, вдруг оказалось, что вообще-то врач прямо сейчас свободен, потому что есть куча свободных номерков. Попрыгала я на третий этаж, там молоденькая и очень приятная врач, задумчиво осмотрела ногу и заявила:
-Я такое в первый раз вижу, но у вас, девушка, эритематозная опрелость, делайте ванночкики, таблетки пейте и порошочки не забудьте.
Попрыгала я домой лечиться. Лечусь день, лечусь два, а легче не становится, боль такая , что хоть на стену лезь, ну думаю, бывает, наверное потом резко лучше станет. На пятый день лежу я в кроватке, ножку на ножку закинула и ступней болтаю.. Вдруг, чувствую - боль прошла, ну , думаю, вот оно, свершилось! Ногу значит поднимаю, чтобы рассмотреть чудесное исцеление, а там кровь ручейком ,таким задорным, льется, с гноем вперемешку. Красота! Звоню другу:
- Помощь,- говорю, -твоя нужна, в одном грязном дельце, сама не дотянусь - руки коротки.
Выдавили мы с другом гной, сколько смогли, промыли вроде, лево@еколем намазали, да я и спать легла под утро уже. Вечером проснулась, смотрю, а там еще хуже стало, и поехали мы в больницу опять. Приезжаем, а нам и говорят :
-Врач на операции, освободится часа через 4, да и коридор полон народу, езжайте вы в другую больницу.
Приехали мы в другую, а страж доблесный дальше ворот нас и не пускает:
- Не положено, -говорит,- идите своей дорогой.
Тогда поехали мы в травмпункт, а там нам и говорят:
-Мы тут с гноем не работаем, езжайте-ка вы в первую больницу опять, на нас не трожьте! А то прыгают тут всякие!
Долго ли коротко ли,вернулись мы в первую больницу, что за чудо? Ни одного в коридоре, мы обрадовались и стали врача ждать. Повели меня в перевязочную, врач смотрит на мой натюрморт и удивляется:
-Как же вы , девушка, так запустили?
А я ему и рассказала обо всех моих путешествиях, и что старт взяла на этом самом месте неделю назад. Поохал врач, да давай резать мне ногу, и не скальпелем, а ножничками своими специальными. А анастезии то и не дал, потому как некуда колоть ее( Я, значит, ой-ой-ой, кричу, а врач удивляется :
-Что вы , девушка, так орете? У меня в коридоре знакомый стоит, он обо мне может не то подумать.
Расширил доктор надрыв и давай салфеткой марлевой в кармане гнойном колобродить, прочищать как следует. А карман приличный, большой палец засунуть можно. Я опять за свое : ай-ай-ай!! А доктор дело свое делает, и так и рвется у него с языка : где ж вы раньше были? А сказать то и не может, потому как я не цветочки нюхала, а честно лечилась чем назначено было! Прочистил доктор все , забинтовал и домой отправил, строго наказав на перевязки ежедневные ходить и больше так не болеть. В общем через две недели, я прыгать на одной ножке перестала, а на двух ногах ходить начала. И было мне счастье!
Конец.
#2537
Когда учился на 4 курсе, сломал ключицу. Ставили гвоздь под наркозом.

После премедикации меня понесло, и я полчаса, лежа на столе, объяснял травматологам, как правильно оперировать ключицу...

Последнюю фразу которую я запомнил, была от травматолога анестезиологу: "Выруби его!"
#2523
- Привет. Чё делаешь?
- Я люблю, я скучаю, мне так тебя не хватает. Ты снишься мне каждую ночь, я не могу без тебя. Я смотрю на звёзды и там созвездия сливаются, рисуя твой образ. А ты?
- А мне прободную язву привезли.
#2515
Попал как-то один мой товарищ в больничку. Да не просто попал, а через реанимацию. Не буду повествовать что именно с ним произошло, но нашли его далеко за городом с хорошими травмами и многочисленными переломами, укусом какой-то рептилии и перегревом на солнце больше шести часов.

И вот пролежал этот орел в реанимации в крайне тяжелом состоянии, заставив изрядно пострадать родителей и понервничать нас всех. Благо очнулся довольно быстро - чуть больше чем через сутки. В реанимации долго держать не стали и следующим днем перевели в палату.

К слову сказать в палате лежали четверо таких же орлов после крупных ДТП. Все травмированные, поникшие и желающие только покой и тишину. Однако наш товарищ довольно публичная личность, требующая к себе внимания и признания. Поэтому в день его «переезда» все его новые соседи проснулись от боевого клича, призывавшего к покорению мира. Медсестры, врачи и санитары были, мягко сказать, обескуражены ведь не каждый день вчера умирающий человек бодрым голосом орет на все отделение и буквально поднимает на ноги целую палату.

Завозят его в палату. Лежа осматриваясь орленок заявляет:

- О! Мужики!

Санитары:

- А ты что думал, к бабам поедешь?!

О: - Нет! Я счастлив! Я самый счастливый!

- Мужики! Здорово, мужики! Вставайте, харэ бока отлеживать! Мужики, мы с вами здесь ненадолго! Мы с вами не сдохли в один в день. Это значит, что мы должны жить! Мы должны жить, ведь нас ждут матери и отцы! Нас ждут дети – наше будущее! Нас ждут слава, победы и свершения! Нас ждут женщины, с чьим именем на губах мы бы умирали, если бы были солдатами на войне! Мы должны жить! Поэтому смывайте свои многострадальные рожи! Ведь мы бойцы! Мы воины! Мы здесь ненадолго!

После чего благополучно отключается на добрые два часа.

Когда он проснулся, то вся палата аплодировала полулежа (ибо встать никто еще не может).

По словам медсестер такого не было давно и вчера еще убитые страданием собственной безысходности товарищи к вечеру уже активно общались, начали медленно, но самостоятельно передвигаться хотя бы по площади палаты. И, видимо, это будет первая палата, которую будут выписывать раньше срока еще и всех сразу. А еще и женщины в соседней палате быстро оживились и даже начали подкрашиваться.

По словам орла нашего: А че делать?! Страдать что-ли?! Я полностью прав. Зато вон как все оживились. Оптимизм лечит любого лекарства!

И знаете, он ведь прав! Третий день лежит в обычной палате, а уже все бодрячком. Послезавтра уже забираем с больницы. И вся палата выписывается вместе с ним.

Вот так надо лечиться)))
#2512
В тему про то кто важен на операции. Когда училась, то часто на хирургии, а потом уже на реаниматологии задавали этот вопрос. И ответ всегда был один и тот же - все важны, потому что это как часы. Одна деталь не так пойдёт и все сломается. Анестезиолог это хорошо, но и про хирурга с м/с забывать не надо. Да и как-то сказать в этом деле кто важней не представляется возможным.
#2492
Пижама глазами не медика

Перед тем как поступать в медицинский университет, решила сходить на операцию, так сказать, проверить "боюсь крови или нет?".
Нашла хирурга знакомого, разрешил, уточнив:
- завтра операция в 10.00, на пальце. Возьми пижаму и тапочки.

Прихожу домой, начинаю искать пижаму, перелопатила весь гардероб, не нашла приличной. Только с уточками. Представляя себя в таком виде, решила не брать, а честно прийти признаться- пижамы нет.
Какого было моё удивление, когда врач дал мне свою запасную хирургическую пижаму...
Обрадовалась своей интуиции, что с уточками все же не взяла.
#2464
На 1 курсе в медвузе я проходила практику в нейрохирургическом отделении местной больницы. Отделение очень специфическое: тяжёлые черепно-мозговые травмы, переломы. Иногда было даже страшно, больные, на фоне полученных травм, не всегда контролировали себя и своё поведение, но в целом всё было спокойно. Практика была санитарная - кормили больных, меняли судна, катали шарики из ваты, иногда разрешали измерять давление. Возле больных мы проводили много времени, поэтому от них узнавали историю каждого - кто-то неудачно упал, кого-то сбили на пешеходном переходе, кто-то стал участником ДТП, были и такие, кто получил тяжелейшие травмы в драке.
Запомнился мне с той практики один случай. В палате для тяжелобольных лежал мужчина с переломом позвоночника, попал в страшное ДТП, виновником которого был не сам. В итоге - полная потеря чувствительности всей нижней части тела. К больному часто приходили родственники, но жена никогда не отходила ни на шаг, ведь за ним нужно было ухаживать как за ребёнком. Наблюдать за ними было приятно, она всегда читала ему, они часто смеялись, слушали вместе музыку на её телефоне и смотря на них, верилось в лучшее. Однажды я оказалась в палате этого больного во время врачебного обхода. Поговорив с больным, объяснив дальнейший план лечения, врач немного молча постоял рядом с кроватью и сказал: "Вы напоминаете мне героев доброй детской сказки о Кае и Герде. Попав в руки Снежной Королевы, Кай перестал быть прежним человеком, перестал чувствовать тепло, и только Герда спасла его, растопила лёд силой и любовью своего сердца". Семейная пара молчала, глаза жены заблестели от слёз, а врач, заметив на тумбе очередной детектив, который она читала мужу, сказал: "Почитайте ему сегодня "Снежную Королеву".
После того случая двое влюблённых в палате для тяжелобольных продолжали бороться за выздоровление. А моя практика подходила к концу. В последний день, зайдя попрощаться в сестринскую с персоналом, я случайно услышала, что лечение начало помогать, и сегодня утром тот самый больной во время массажа почувствовал прикосновение к его ноге.
Я покинула стены больницы с улыбкой на губах и с верой в то, что эта история будет иметь счастливый конец, ведь и в нашей жизни иногда случаются сказки.
;