#2634
Работал на скорой и поразил меня такой случай. Девочка пяти лет, пока мама ходила в магазин, смотрела в окно (6 этаж), стоя на подоконнике и опершись на москитную сетку. Увезли в детскую реанимацию с множественными травмами при падении с высоты. По дороге делали всё, что могли и не могли. Потом всё утро бухали всей бригадой. Шансов у неё почти не было. А через три месяца... Они с мамой принесли нам корзинку печенья!
#2515
Попал как-то один мой товарищ в больничку. Да не просто попал, а через реанимацию. Не буду повествовать что именно с ним произошло, но нашли его далеко за городом с хорошими травмами и многочисленными переломами, укусом какой-то рептилии и перегревом на солнце больше шести часов.

И вот пролежал этот орел в реанимации в крайне тяжелом состоянии, заставив изрядно пострадать родителей и понервничать нас всех. Благо очнулся довольно быстро - чуть больше чем через сутки. В реанимации долго держать не стали и следующим днем перевели в палату.

К слову сказать в палате лежали четверо таких же орлов после крупных ДТП. Все травмированные, поникшие и желающие только покой и тишину. Однако наш товарищ довольно публичная личность, требующая к себе внимания и признания. Поэтому в день его «переезда» все его новые соседи проснулись от боевого клича, призывавшего к покорению мира. Медсестры, врачи и санитары были, мягко сказать, обескуражены ведь не каждый день вчера умирающий человек бодрым голосом орет на все отделение и буквально поднимает на ноги целую палату.

Завозят его в палату. Лежа осматриваясь орленок заявляет:

- О! Мужики!

Санитары:

- А ты что думал, к бабам поедешь?!

О: - Нет! Я счастлив! Я самый счастливый!

- Мужики! Здорово, мужики! Вставайте, харэ бока отлеживать! Мужики, мы с вами здесь ненадолго! Мы с вами не сдохли в один в день. Это значит, что мы должны жить! Мы должны жить, ведь нас ждут матери и отцы! Нас ждут дети – наше будущее! Нас ждут слава, победы и свершения! Нас ждут женщины, с чьим именем на губах мы бы умирали, если бы были солдатами на войне! Мы должны жить! Поэтому смывайте свои многострадальные рожи! Ведь мы бойцы! Мы воины! Мы здесь ненадолго!

После чего благополучно отключается на добрые два часа.

Когда он проснулся, то вся палата аплодировала полулежа (ибо встать никто еще не может).

По словам медсестер такого не было давно и вчера еще убитые страданием собственной безысходности товарищи к вечеру уже активно общались, начали медленно, но самостоятельно передвигаться хотя бы по площади палаты. И, видимо, это будет первая палата, которую будут выписывать раньше срока еще и всех сразу. А еще и женщины в соседней палате быстро оживились и даже начали подкрашиваться.

По словам орла нашего: А че делать?! Страдать что-ли?! Я полностью прав. Зато вон как все оживились. Оптимизм лечит любого лекарства!

И знаете, он ведь прав! Третий день лежит в обычной палате, а уже все бодрячком. Послезавтра уже забираем с больницы. И вся палата выписывается вместе с ним.

Вот так надо лечиться)))
#2512
В тему про то кто важен на операции. Когда училась, то часто на хирургии, а потом уже на реаниматологии задавали этот вопрос. И ответ всегда был один и тот же - все важны, потому что это как часы. Одна деталь не так пойдёт и все сломается. Анестезиолог это хорошо, но и про хирурга с м/с забывать не надо. Да и как-то сказать в этом деле кто важней не представляется возможным.
#2503
Я в медицине 21 год. Работала в отделениях. Теперь 11 лет в рентгене. Мне не стыдно то, что я помню многих своих пациентов, особенно по рентгену.

И очень приятно было, когда в магазине со мной поздоровалас женщина с девочкой лет 15. Я в ответ тоже поздоровалась и пошла дальше. На выходе из магазина эта девочка подошла ко мне и вручила большую и не из дешёвых шоколадку. Я удивилась "За что?" Она ответила "За то, что Вы боролись за мою жизнь".

Я стояла в растерянности пока не подошла её мама. Она сказала:

- Помните, 14 лет назад, к Вам в инфекцию попал ребёнок с t-40, и судорогами.

Я вспомнила - девочка еле дышала, горела огнём и вдруг дала судороги прямо в ПП инф. отд. Больница то одна, но наш корпус отдельно. И курирующий врач в вечернее время и выходные был у нас реаниматолог. А реанимация на пятом этаже в другом корпусе . А я работала 1й месяц после училища. Сначала растерялась, а потом из шкафчика неотложки схватила реланиум, шприц вколола ребетёнку и через двор попёрла в реанимацию. Понимала, что пока дозвонюсь, пока доктор придёт - можно потерять ребёнка. Успела. Добежала, донесла. Потом реаниматолог сказал, что те считанные минутки спасли жизнь девочке.

И вот, спустя 15 лет, при встрече мама девочки не прошла мимо, а рассказала дочери о том, что произошло. Сейчас этой девочке 19 лет, учится в медунивере, и мечтает стать врачом-реаниматологом.
#2478
Я не медик. От слова совсем. Когда-то хотела им стать, но не хватило силы духа. Самые близкие друзья медики и я вижу с каким трудом это даётся. А передумала я идти в мед после этого:
Когда мне мне было 13, бабушке, у которой на тот момент был уже целый букет тяжелых хронических заболеваний, поставили диагноз "прединфарктное состояние" и тут понеслось.
Раз в неделю стабильно сердечный приступ, отек легких и тд и тп.
В 14 я знала от и до как себя вести в подобных ситуациях. Все медикаменты и их дозировки. Но суть не в этом.
После очередного, на тот момент уже третьего, инфаркта, её, благодаря стараниям СМП, живой доставили в кардио-центр. После, уже не первого, шунтирования и пары дней в реанимации, её перевели в общую палату. Когда я пришла на посещение, какому-то дедульке через стенку стало совсем нехорошо, срочно вызвали врача.
Я до сих пор помню вопли доктора, достаточно молодого парня:
- Дед, заводись, я сказал! Ты чего удумал!

Звуки работающего дефибриллятора, которые я к своим 16ти годам ни с чем другим перепутать уже не могла и лицо врача, спасшего очередную жизнь.

Моя бабушка умерла дома, когда фельдшер СМП в очередной раз пыталась привести ее в себя. Но до этого её вытаскивали с "того света" после 6ти инфарктов, 11ти прединфарктных состояний и более 25 отеков легких (которые обычно сопровождали все это действо).

Весь этот максимально длинный пост не несет в себе ничего, кроме восхищения профессионализмом и самопожертвованием сотрудников СПМ и карио-центра.
#2463
Рассказ моего коллеги врача скорой помощи, а именно кардиолога. Приехал он на дтп, какой-то пьяный мужик сбил пешехода. По первым признакам у потерпевшего тяжелая травма головы с кровоизлияния, пульса нет, не дышит. Из-за тяжести травм реанимацию не проводили, ну и накрыли "простыней", которой обычно тела накрывают. Как только накрыли и начали оформлять смотрят, а он дышать начал. Слабо, но факт в том, что дышит! Его сразу в машину, там начали уже свое дело делать, ну и в реанимацию отвезли. И вот после такого случая мы начали шутить про чудодейственную "простыню" на 4-ой СТЭБовской бригаде!
P.S. пацана спасли, хоть шансов не было!
#2436
На последнем дежурстве наблюдал бабку поступившую сутки назад с подозрением на желудочно-кишечное кровотечение. При гастроскопии были обнаружены признаки перенесенного, остановившегося на момент осмотра кровотечения из довольно большого участка изъязвления, не исключено, что бластоматозного характера. К вечеру, как раз когда я вступил на дежурство, стала постепенно нарастать клиника рецидива кровотечения - сильная слабость, бледность, тошнота, давление 90/60, умеренные боли в эпигастрии. Взяли кровь - гемоглобин 47 (при норме от 120). Было показано проведение повторной гастроскопии для остановки кровотечения в срочном порядке, однако больная от проведения исследования категорически отказалась. Мотивировала она это тем, что "вы тут вообще ничего не знаете, у меня все нормально, я сейчас полежу чуть-чуть и все пройдет, а от вашей гастроскопии мне будет только хуже".

В течении получаса мы всей дежурной бригадой пытались уговорить бабушку пойти на эту процедуру, но она была тверда как кремень и даже подписала несколько отказов о проведении ЭГДС и установки назогастрального зонда. Уговоры, просьбы, и объяснения действовали на нее чуть меньше чем никак. Поняв, что переговоры провалились нам надо было спешить к другим больным и оставить на время бабку под присмотром медсестер и назначить гемостатическую терапию. Однако триумф от победы в переговорах для пациентки длился не долго, состояние продолжало постепенно ухудшаться. Появилась обильная рвота кофейной гущей (кровью), мелена, давление упало до 60/30, а гемоглобин до 30. На ногах она уже стоять не могла да и садилась трудом.

В очередной раз придя в ее палату, я вновь попытался ей объяснить, что если не остановить кровотечение, до утра она скорее всего не доживет. И выбор у нее простой либо соглашаться, либо погибать. Но даже в такой ситуации она по прежнему твердо стояла на своем, говоря, что "вы хотите мне навредить, я лучше знаю как мне лечиться. И вообще это не кровотечение у меня, а просто живот побаливает, сейчас все пройдет".

Таким образом, нам оставалось только вызывать реаниматологов, которые ее забрали к себе для проведения комплексной консервативной терапии и гемотрансфузии.
#2396
Живем в маленьком городке. Мама более 20и лет работает в реанимации. На днях ее, всех коллег, а также весь город ошеломил случай. Мужчина, 29 лет, женат, растит сына (7 лет), в абсолютно адекватном состоянии (подтвердил психиатр), ОТРЕЗАЛ КУХОННЫМ НОЖОМ СВОИ ГЕНИТАЛИИ ПОД КОРЕНЬ И ВЫКИНУЛ В ОКНО!!! Парня обнаружила жена, сидящем в луже крови за кухонным столом. Она же и вызвала скорую, но спасать было нечего, т.к орган так и не нашли. Лежит теперь парень в хирургии, пьет кефир и травит анекдоты.
#2394
Поступает женщина 75 лет, сухая гангрена обеих ног.
Прибегают родственники муж и жена, кто из них дочка или сын я не знаю. Маме плохо, а вы за ней посмотрите получше и деньги протягивают, я не беру говорю я посмотрю, все будет хорошо.
Они говорят с врачом поговорить можно, я ок. Вызвал врача они пообщались и ушли, оставив, якобы у бабушки упаковку "Трам@*ола".
Еще предлагали денег на телефон мне кинуть, чтобы звонить узнавать, как она себя чувствует, я сказал спасибо и не оставил свой номер, дал номер отделения и все, они так и не позвонили.
На следующее утро женщина умерла, прилетает эта пара, да как так, привезли здорового пациента, а он тут умер у вас за день. Жалобу на меня и на врача дежурного, а еще милицию вызвали, якобы мы украли дорогостоящие препараты.
Разбирались долго и в причинах и в следствиях, честно сказать было очень неприятно, в итоге история, разрешилась хорошо, но осадок конечно остался.
#2386
Вот задают многие люди вопрос, когда болезнь застаёт врасплох: за что ?!
Но чем дольше я наблюдаю такие истории, тем сильнее утверждаюсь в мысли, что страдания болящим даются НЕ ЗА ЧТО-ТО, а ДЛЯ ЧЕГО-ТО. Например, чтобы прояснить отношения в семье, и понять, кто есть кто на самом деле.
Когда близкий лежит в больнице - в хирургии ли, в гастроэнтерологии, в ожоговом даже - родственники подкреплены надеждой: пусть болезнь протекает тяжело, реабилитация будет нелёгкой и долгой, но, если собрать волю в кулак и вытерпеть эти 2-3 месяца, ну пускай полгода - больной выздоровеет и сможет радоваться жизни, как прежде.
Но есть отделения безнадёжные для тех, кто выпишется из больницы.
Например, палата тяжелобольных в отделении неврологии. Основная масса болящих - старички, перенесшие инсульт. Мало кто из них вернётся домой при способности самостоятельно себя обслужить. Многим понадобится круглосуточный уход, а кому-то и хоспис. Нагрузку родных себе возле такого больного представляете?
В палате для тяжелобольных - пожилые люди в практически полностью овощном состоянии: сами не могут глотать, не контролируют справление нужды, у всех сопутствующее инсульту воспаление лёгких. Да ещё если прибавить к этому такой фактор, что с инсультом чаще всего попадают люди с избыточным весом - их же невозможно с места сковырнуть, чтоб хотя бы сменить подгузник!
Как же проявляют себя родственники этих овощебабушек?
Из 6 человек родные ходят только к 5. Женщина, к которой никто не ходит, постоянно голодна, руки не слушаются - из ложки отвратительной больничной кашей её по очереди кормят родственники соседок по палате.
Толстая бабулька обездвижена, никого не узнаёт, постоянно хрипит, может самостоятельно глотать, но еду выплёвывает - поэтому ей установили зонд и кормят через шприц. Ворочать её может только больничный персонал. Едва минули положенные 3 недели (когда больная уже считается стабильной) и врач заговорил о выписке - дочь с сыном в ужасе стали умолять персонал дать им ещё недельку-другую, и приплатили денег, только бы овощебабушку не домой!!! А там, может, и забирать не придётся...
Ещё одна больная кое-как может двигать рукой и ногой. Встать не может. Избыточный вес мешает сыну и дочери помочь ей встать - если она будет падать, её невозможно удержать, а падение чревато переломами и прочими травмами. Как-то приходит утром сын (дядя под 50, на лице печать дружбы с зелёным змием), а медсестра и говорит, мол, больная справила большую нужду только что, и памперс под ней надо бы сменить - сходи, сердешный, купи маме памперс, запасные закончились. Сын покивал головой, пошарил по карманам, вышел типа в аптеку. И сбежал!
Вот ведь как тяжёлая болезнь помогает людям подбить итоги прожитой жизни: сумели ли они научить своих детей сострадать, любить, заботиться о близких, не бояться трудов и ответственности? Смогли ли выстроить такие отношения с родными, чтобы те готовы были на всё, лишь бы мама/бабушка прожила подольше, пускай и в инвалидной коляске?
И как удивительный пример, контрастирующий с вышеописанными историями - больная Томочка. Ей за 80. Как только угодила в больницу - следом за ней примчался 86-летний супруг.
-Томочка, милая! Сейчас всё сделаем! - ласковым голосом шепчет старичок. Очень живо, точными движениями поправляет под ней постель, помогает ей приподняться, бережно кормит из ложечки, меняет постель. Закончились памперсы, и оказалось, денег тоже не оказалось - помчался пулей по всему отделению, занял у кого-то, сгонял в аптеку, но для Томочки всё необходимое обеспечил!
И Томочка - единственная из всех в палате среди тяжелобольных! - воспряла. Уже через 2 дня она начала вставать, опираясь на ходунки. Её перевели в палату выздоравливающих. Встаёт. Ходит. Старичок по-прежнему рядом с ней наподхвате. Поддерживает. Бережёт. И она его - тоже!
Оказалось, эта чудесная пара живёт недалеко от больницы, и знающие их соседи рассказали, что Томочка и Давид всю жизнь трепетно друг за другом ухаживают. Воспитали приёмного сына (кажется, взяли из детдома, своих детей у них не было). Но у сына сказалась нелёгкая наследственность, будучи в целом неплохим парнем, он погиб от наркомании. И остались Томочка и Давид одни, только и радости у них, что заботиться друг о друге.
Всё отделение смотрит на Томочку и её мужа с восхищением: вот каким должен быть итог каждой жизни. Когда вместе и в горе и в радости, и в болезни, и в нищете...
;