#3737
Привезли к нам однажды наркомана с абстинентным синдромом. И положили его в отдельную палату (есть в отделениях реанимации такие палаты, "гнойно-септические", туда идут пациенты с анаэробной инфекцией, сепсисом и т.д.) по причине отсутствия мест в других палатах. Вернее, места были, но там лежали пациенты "стабильные", в сознании, решили не класть к ним товарища наркомана, пускай спокойно себе выздоравливают.
Отдали его мне, а ломка у него нехилая была, поэтому посадили мы его на ИВЛ. Лежит он себе, лечится, никому не мешает, и тут подходит ко мне медсестра, и говорит:
-Доктор, там мама нашего наркомана пришла, выйдите, поговорите с ней.
А наркоману нашему было 22 года. Думаю, ну женщина, лет так за 40, хрен там.
Выхожу. Стоит бабуля глубоко за 90 (потом выяснилось, что ей 56), в платочке, пальтишке драненьком, на ногах вообще непонятно что, а на улице не май месяц, ноябрь уже. Спрашивает:
-Доктор, как там сыночек мой?
Я отвечаю, что нормально, насколько это возможно в данной ситуации, она лезет за пазуху, вынимает платочек носовой, разворачивает трясущимися руками, достает помятую купюру, и протягивает мне:
-Вот, это вам, вылечите моего Димочку.
Я аж отшатнулся, еще и покраснел при этом. Попросил деньги убрать, она стоит и говорит:
-Вы не думайте, это мои денежки, то, что спрятать удалось, чтобы не нашел, кушать-то на что-то надо. Но сыночек же, поэтому принесла вот вам.
Чувствую, комок к горлу подступает (да, мы не чурбаны, и ничто человеческое нам не чуждо), спрашиваю:
-Единственный ребенок? И как так получилось-то, что наркоманом стал?
Она отвечает:
-Нет, еще 2 дочки, старшие, хорошие девочки, семьи свои, помогают мне, но Димочка все деньги отбирает. В компанию попал плохую, а так он хороший.
Я спрашиваю:
-Еще и бьет небось?
Она (сильно покраснев):
-Да нет, как можно, он у меня хороший, ну только если уж очень долго не может найти деньги, то бывает. Но это очень редко. Вы его вылечите, прошу вас, сыночек же...
Я отвернулся, прокашлялся, поворачиваюсь к ней:
-А в милицию не пробовали обращаться?
Ну, в принципе, можно было не спрашивать, ответ все тот же:
-Как же в милицию-то, сыночек же, кровиночка родная, и т.д. и т.п.
Говорю, вылечим мы вашего сыночка, она благодарит, разворачивается и уходит, сгорбившись, и шаркая ногами. А я стою, смотрю ей вслед, и чувствую, как кулаки сжимаются.
Вернулся в отделение, видимо, на лице что-то было написано, подошла ко мне старшая сестра наша (уже далеко не молодая, и таких наркоманов и их матерей навидавшаяся), и говорит:
-Ты успокойся, иди вон чайку попей, а хочешь, я тебе спиртику грамм 50 налью, только в палату щас к нему не заходи. Таких "Димочек" у тебя еще много будет, уж поверь.
От спиртика я отказался, чаем обошелся, но желание было прямо дикое войти в палату, вытащить ему трубку интубационную, и в жопу запихнуть, поглубже. А аппарат наркозно-дыхательный на е@ало опустить, с размаху. Сильного. Да, вот такой я злой.
С тех пор наркоманов на дух не переношу. Если приходится лечить - лечу, но эмоции при этом далеко не самые приятные. Обеими руками за введение смертной казни для наркодилеров. Причем, если поймали с поличным, то никаких судов, на месте пристрелить, как собаку бешеную. А наркоманов собрать на какую-нибудь старую баржу, в море, и утопить к е@еням! И не нужно рассказывать, что они не соображают, что делают, когда соглашаются на укол/таблетку/сигарету. Сейчас только ленивый не знает о вреде наркотиков, везде об этом и говорят, и пишут. Но нет, каждый думает, что он особенный, это другие подсаживались после первой же инъекции, а у него все будет по-другому. Дебилы, бля@ь!
Товарищи наркоманы (хотя я сильно сомневаюсь, что товарищи наркоманы прочитают данный пост, я сомневаюсь, что они вообще что-то читают)! Если вам плевать на свое здоровье, ради бога, мне тоже насрать, сдохнете, туда вам и дорога. Но прежде чем сделать свою первую инъекцию, подумайте о своих близких, о матерях в первую очередь. Они-то за что должны страдать из-за вашего долбо@бства?
З.Ы. Мама Димочки приходила еще пару раз, слава богу, не в мои смены, ее наши сестры чаем поили и кормили (в нарушение всевозможных норм, приказов, указов и распоряжений). В такой ситуации срать хочется на все эти нормы. Хоть так помочь человеку, если по-другому не можем. Димочку вскоре от нас забрали, их с мамой дальнейшая судьба мне неизвестна. Хотя могу предположить, что Димочка в скором времени склеил ласты, так как уже тогда организм был изношен, как у глубокого старика.
Фух, выговорился...
#3736
Учился я тогда в ординатуре по анестезиологии-реаниматологии. Ходил на дежурства, постигал премудрости профессии, в общем, обычный себе ординатор. Учили нас в том числе и манипуляциям, и вот одна из них - постановка катетера в центральную вену (яремная, подключичная или бедренная).
По ряду причин наиболее удобным кровеносным сосудом является подключичная вена (чаще правая), вот катетеризации подключички и уделялось наибольшее внимание (к слову, учили катетеризировать все, но подключичку я поставлю ночью, вдрызг пьяным и с закрытыми глазами :D).
Итак, этап обучения на трупах пройден, подключички пациентам в бессознательном состоянии идут на "ура", а вот с пациентами в сознании небольшая загвоздка: мне страшно (такое тоже бывает). Причем, если рядом стоит доктор и наблюдает, делаю все хорошо и быстро, остаюсь один - ступор.
И вот очередное дежурство. Выходной. Тишина. Сижу в ординаторской, заполняю истории болезни. Заходит доктор, к которому я был прикреплен (до сих пор поддерживаем отношения, очень ему благодарен, ведь всем, что я знаю и умею, я обязан ему), и говорит:
-Там подключичку надо поставить, давай, ноги в руки, и вперед.
Радостно подскакиваю, вылетаю из ординаторской, только потом спрашиваю:
-Пациент в сознании?
-В сознании, - отвечает доктор.
Я притормаживаю, начинаю впадать в свой любимый ступор, а доктор мне вслед:
-Иди, готовь все, я сейчас приду, не переживай.
Я успокоился, пошел в палату, там женщина 52-х лет. Я с ней поговорил, объяснил, что собираемся делать, про возможность ятрогенных осложнений (осложнения, вызванные врачебной манипуляцией), беру информированное согласие, тут приходит доктор. Я все разложил на столике, натянул стерильные перчатки, взял шприц...и тут доктор заявляет:
-Так, ты пока начинай, а я пойду с родственниками пообщаюсь, давно ждут уже, я на 5 минут, сейчас вернусь. И уходит. Я стою, как дурак, со шприцем в руке, смотрю на пациентку. Она на меня. Я на нее...Пауза затягивается...П (пациентка), Я (я), Д (доктор).
П: Доктор, а чего мы ждем?
Причем поза у нее далеко не самая удобная - на кровати без подушки (должна быть ровная поверхность), голая, голова развернута влево. т.к. ставить собираюсь правую подключичку, руки по швам, правая развернута ладонью вверх. Ну, не раком, конечно, и не мостик, но тоже не совсем комфортно.
Я: Сейчас доктор придет, и мы начнем.
П (поворачивая ко мне голову, с неподдельным изумлением): А вы кто?
Я: Я врач-ординатор.
П: Ну врач же?
Я: Ну...как бы...да...но все-таки...почти уже...
П: Институт закончили?
Я: Конечно.
П: Значит, врач.
Я: Ну, вообще-то да, но еще как бы не совсем...
П: Нет врачей "совсем", или "не совсем". Или врач, или нет. Закончил ВУЗ - значит, врач.
Я: Э...
П: Сынок, ты меня обо всем предупредил, согласие я подписала. Перед тобой дама голая лежит, а тут у вас не жарко. Делай давай.
И отворачивает голову обратно в левую сторону.

Я выдохнул...и сделал. Быстро, хорошо и не больно. Больше таких проблем у меня не возникало, подключичек у пациентов в сознании я не боялся. Хочу сказать огромное спасибо той женщине, которая понимала, что я боюсь больше нее, и все-таки меня подбадривала. И отдельное спасибо моему доктору, который влетел в палату сразу, как только я закончил манипуляцию.
Д: Ну вот, молодец, а ты боялся.
Я: Ну а чего было делать-то, вы к родственникам ушли, мы тут ждем, ждем...
Д: Никуда я не уходил, я под дверью стоял, все слышал и видел.
Я: оО, фигасе, ну вы...нехороший человек.
Д: А как еще было тебя заставить перешагнуть через свой страх? Ладно бы, не умел выполнять манипуляцию, но ведь умеешь, а страх какой-то иррациональный присутствует.
Вот ему отдельное спасибо, а то ходил бы до сих пор на подключички за ручку со "старшим товарищем":D.
#3730
Еще одна история. Приехали как-то к нам в больницу 2 америкосовских анестезиолога. Уж не знаю, зачем и для чего, не спрашивал, однако шатались они по отделению, смотрели, удивлялись, расспрашивали. Захотелось посмотреть им операционную, а конкретно - анестезиолога за работой. Я на тот момент был самым молодым в отделении, но далеко не самым криворуким, да и с английским дружил более-менее (хотя переводчик был), и заведующему пришла в голову идея сводить товарищей америкосов на аппендэктомию. Собственно, в операционной уже ждал аппендицит, поэтому я прихватил товарищей иносранцев и пошел на наркоз. Пареньку с аппендицитом было всего 19, если бы не америкосы, уломал бы на местную анестезию от товарищей хирургов. Не потому что лень, я свою работу очень люблю, а потому что наркоз - это маленькая смерть, и если есть возможность обойтись местным обезболиванием, то лучше ей воспользоваться. А то у нас сейчас любое хирургическое вмешательство делают под наркозом "чтобыпациентубылокомфортнее". А то на операцию ложатся и хотят, чтобы и не больно, и без наркоза ("а я вот в антернете читал, что наркоз вредно"), и в попу еще потом поцеловали. Если в попу - это вам в платные клиники, там за ваши же деньги у вас найдут и грыжу левой пятки, и аппендицит позвоночника, и перитонит твердой мозговой оболочки. И в попу поцелуют. А мы просто лечим, и это не всегда приятно=).
Заведующий дал установку - комбинированный эндотрахеальный наркоз. Ну, партия сказала "надо!", комсомол ответил "есть!". Вошли в операционную. Далее Я (я), А (америкосы).
А: Оо фигасе...а где у вас наркозно-дыхательный аппарат?
Я (гордо): Вот!
Показываю на аппарат РО-9 еще советского производства. Америкосы такого чуда техники никогда не видели, обошли, потыкали пальцем, подергали разобранные шланги...Я собрал аппарат, включаю, а звуки он издает просто потрясающие, америкосы спрашивают, как работает, я объясняю, что по полузакрытому контуру (пациент вдыхает смесь из аппарата, выдыхает наполовину в аппарат, наполовину в окружающую атмосферу. К слову, практически во всем мире НДА работают по закрытому контуру - вдох и выдох в аппарат. А если учесть, что анестезиолог обычно тусуется рядом с клапаном выдоха, и дышит парами закиси азота, иногда по 10-12 часов подряд...)Удивляются, но смотрят дальше. Дальше следует закономерный вопрос про ЭКМ (электрокардиомонитор). Ну вот нет у нас в экстренной операционной ЭКМ, если большая Ж@ПА, то воруем его в плановой гинекологии.
А: А где ЭКМ?
Я: Какой еще ЭКМ?
А: Ну там пульс, давление, сатурация, ЦВД...
Я: Ааа, дык вот он (гордо показываю на себя пальцем и трясу тонометром).
А: Это как?
Я: Это система ГПУиМ.
А: Что за система?
Я: Глаз-палец-ухо и мозги.
Америкосы не сказать, что в ступоре, но сильно удивлены отсутствием необходимого оборудования в экстренной (экстренной, Карл!) операционной. К слову, мы тоже удивляемся...Начинаем вводный наркоз. Я командую сестре, чего и сколько вводить. Америкосы тихонько между собой обсуждают, что надо бы по формуле, микрограмм на килограмм массы тела и т.д. Переводчик шепотом переводит мне на ухо. Началась операция. Говорю сестре на ухо, что сейчас приду, выхожу, пардон, по@сать (туалет рядом). Захожу обратно, народ посмеивается, оказывается америкосы очень удивились, что доктор вышел в туалет. Ну да, доктор же робот, он не справляет нужду, не ест, не спит, только лечит, лечит и лечит. Обычно я перед операцией всегда посещаю туалет, и в этот день тоже посетил, но времени ушло много на подготовку, рассказы-показы, и прочее, лучше выбежать в начале на 1 минуту, чем потом судорожно сжимая яйца в потной ручонке мужественно терпеть. Хирургическая бригада первые 5 минут стояла с серьезными лицами, но потом доктора поняли, что америкосы по-русски не бум-бум, и начали, как обычно, анекдоты травить. Ассистирующий хирург стоит и ржет, а так как он в маске, видно только, что плечи трясутся.
А: А чего хирург вдруг затрясся?
Я: Да он у нас ординатор, это его первая операция, он от страха трясется.
Вот тут заржали все, даже переводчик. Занавес.
Это я не к тому, что американцы тупые, нет. Весьма квалифицированные специалисты, с ними было очень интересно поговорить на профессиональные темы, да и вообще веселые мужики оказались. Когда мы им рассказали, что просто прикалывались в операционной и, как могли, объяснили суть приколов, они не обиделись, а поржали вместе со всеми. Но последняя их фраза, когда прощались, мне запомнилась. Американец пожал мне руку и сказал: " Вы молодцы, даете наркоз, не имея под рукой оборудования первой необходимости, это здорово, но...Скажите начальству, пускай купят нормальные НДА и ЭКМ, вам же будет легче и проще работать". И ведь он прав на все 100%...
#3729
Работаю в московской больнице анестезиологом-реаниматологом. В отделении имеется целая палата для психосоматических больных (тех, которые по той или иной причине могут впасть, или уже впали, в делирий, в простонародье "белку").
Дежурство. Вечер. Ответственный реаниматолог побежал на вызов в приемное отделение, второй уже давно куковал в операционной на кишечной непроходимости, так что остался я один-одинешенек бдить за больными, коих в отделении было на тот момент 14 человек (а работал я на тот момент всего 4й месяц после окончания ординатуры, то есть "молодо-зелено").
В РАО (реанимационно-анестезиологическое отделение) всегда должен быть хотя бы 1 доктор, ибо мало ли что...
Сижу на сестринском посту в правом крыле, как раз напротив палаты психосоматики, пишу в истории, а в палате всего один пациент, и тот уже планируется на перевод в профильное отделение. Сижу я, сижу, вдруг что-то закрывает мне свет. Поднимаю голову. Напротив меня стоит пациент, завернутый в простыню, как в тогу, и пристально смотрит на меня.
Далее Я (я), П (пациент).
П: Короче, это, мне телефон нужен...
Я: Ээээ...А...Ну да...(малек прифигел от неожиданности)
П: Я директор ФСБ, щас позвоню, приедут мои ребята, привезут мне одежду, деньги...
Я: А деньги-то зачем? (все еще прифигевший)
П: Я вас всех тут озолочу, если выпишите прям щас.
Я (приходя в себя): А, ну да, телефон, конечно, только у нас не положено по отделению разгуливать, правила такие, ну вы же должны понимать, у вас в ФСБ тоже правила...
П (важно кивая головой): А то!
Я: Пойдемте в палату, приляжем пока, а медсестра щас телефон принесет.
П: Ну ладно, пойдем.
Веду его в палату. Я сам немаленького роста (193 см), но достаточно худой, а пациент мало того, что выше меня (метра под 2!), так и еще и шире меня раза в два. Если что - сметет, и не заметит. Укладываю его в кровать, зову медсестру. Прибегает. Я ей:
- Тань, набери-ка гек@енал (препарат, который погружает в сон). Она:
- Ща все будет.
Прибегает буквально через минуту со шприцем. А у пациента подключичный катетер стоит, она к нему подступается, пациент (подозрительно):
- Что это у вас там?
Я: Да это антибиотик. Ну вы же знаете, раз курс начали, значит надо обязательно закончить, а то потом плохо будет. Последний укол и все.
П: Ааа, про антибиотики я знаю, колите.
Таня делает полграмма гек@енала (в шприце всего грамм набран, то есть половину), пациент смотрит на нас, мы на него. Проходит минута. Он на нас, мы на него.
П: Ну че встали, телефон давайте!
Таня (шепотом): Добавить?
Я (шепотом): Добавляй.
Не успеваю и слова сказать, как оставшиеся полграмма исчезают в пациенте...
Таня (уже не шепотом): Эм...он, кажись, дышать перестал...
Смотрю, действительно, апноэ.
Я: Тащи ларингоскоп и трубу 8-ку.
Включаю аппарат, интубирую "директора ФСБ", и на ИВЛ. Через некоторое время из приемного возвращается ответственный реаниматолог (а я все так же сижу на посту около психосоматики), спрашивает:"Ну как тут в отделении, все в порядке?" Все норм, говорю. Он оглядывается, и видит пациента на ИВЛ, прификсированного к койке. Офигев, спрашивает:
- А чего это он на ИВЛ?
Я: Ну дык это, плохо вел себя, вот!
Ответственный: Фигасе у тя методы.
Через час пациента сняли с аппарата, а на следующий день поехал он вместо профильного отделения в психушку. Перед отъездом кричал, что всех нас посадит, потому что мы так и не дали ему телефон.
#3679
Вчера пациент на приеме в частной клинике меня очень взбодрил....

Все кардиологи и терапевты не любят мужчин на приеме, примерно от 35-40 лет и до 60-65. У них сердце может болеть атипично, совсем не по классике, отдавать не так,как в книжках написано. Внезапно погибнуть от первого приступа стенокардии они могут в любой момент. Ещё они не любят лечится, всегда приуменьшают симптомы, пытаются отказаться от госпитализации, кричат,что им надо на работу и т.д. В общем ,с мужчинами нужно держать ухо востро.

Вот и вчера записался мужчина 58 лет, с порога видно ,что мой клиент: знатное абдоминальное ожирение (бооольшой такой живот), что уже говорит и о возможной гипертонии и атеросклерозе. В 5 утра впервые в жизни задавило, зажгло за грудиной и в правой половине груди, отдавало в правую руку, боли были средней интенсивности 30 минут. Но скорую помощь он не вызвал, болит же не слева. Покрывался холодным потом , сохранялись умеренные боли справа от грудины, но человек приехал на прием , ещё и за рулём. Я сразу встрепенулись и безапелляционно заявила, что он сразу с приема едет в стационар . Пациент сразу стал отмазываться, мол и болело не сильно, и вообще ему надо машину отогнать и на работу завтра. Ну как обычно.

Сделала ЭКГ, а там такой большой и красивый инфаркт миокарда в задней стенке. Давно я таких не видела.Я сразу вызвала кардиобригаду. Разжевать 250 мг ас@ирина, нит@оглицерин и препарат от высокого давления дала сразу , ещё до ЭКГ. Скорая приехала через 10-15 мин, поставили кубиталку, ге@арин всякий , дали кло@идогрель жевать, физ.раствор .На носилки и быстренько увезли.

Когда мне было 15 лет у моего дела также ночью случился инфаркт, он позвонил мне и моей тете. Я помню,что сказала уму вызвать скорую. Он не вызвал, сам приехал в поликлинику, бегал на ЭКГ. А потом в стационаре несколько раз заезжал в реанимацию. Сейчас бы я сама вызвала бригаду без всяких разговоров.

У подруги папа, сам врач, ещё дежурил с болями, не обратился к терапевтам дежурным, приехал с давление 65/40 за рулём домой и только туда вызвал скорую.

Мужчины, ну это безобразие!!!! Во-первых , когда помощь задерживается и в первые часы (лучше успеть вообще в 1-ый час) вам не оказывается помощь, риск помереть или стать инвалидом сильно увеличивается. Зона инфаркта расширяется, все больше и больше клеток сердечной мышцы гибнет. Во-вторых, вы едете за рулём просто можете кого-то убить в таком состоянии. В-третьих, ваши женщины не хотят оставаться вдовами в возрасте 40-50 лет, они же вас любят.

Женщины, не слушайте своих мужиков, принудительно вызывайте скорую и все. Нечего разводить дискуссии, это не шутки.

P.s. Зато бабульки с давлением 140/90 не постеснялись и скорую вызвали.

Сейчас выпустили терапевтов из института, без интернатуры, никто их не научил видеть остроту. Пропускают, к сожалению, предынфарктное состояния. Но винить их в этом я точно не буду. 6 лет теории без практической подготовки, которую давали в интернатуре категорически недостаточно. Так что будьте бдительны.
#3667
Попался к нам как-то наркоманище с цветущим синдромом отмены. Пока его спать уложили, он порвал два фиксатора и попытался откусить мне нос (ставила подключичку, низко наклонилась). А затем подействовал тио@ентал, и человек уснул сном праведника. Главное было, ну, кроме анализов, конечно, – вовремя менять шприцы в дозаторе: зазеваешься на секунду – и у него уже распахиваются глаза, он начинает орать и пытаться освободиться. И спал он у нас дооолго. Раз в сутки его, как водится, будили для оценки сознания, слышали нечленораздельный рев и убаюкивали дальше. Иногда к нему приходил психиатр. Слушал нечленораздельный рев и уходил. Затем дозы седатиков пошли на убыль, через какое-то время после пробуждения человек даже недолго мог быть адекватным… Оказался весьма умным и интересным собеседником, много чего повидавшим. В конце дошли до того, что общая неадекватность накатывала на него пару раз в сутки, а остальное время он был адекватен. И еще сам заснуть не мог. Кормился все это время обычным столом, но строго через зонд.

И поступает к нему в палату дедушка с пневмонией. Дедушка так-то адекватен, только дыхательная и сердечная недостаточность и периодические срывы ритма. Кушал дедушка то же самое, только самостоятельно, через рот.

А однажды принесли на обед БОРЩ. Он пах так, что в ординаторской слюнки текли. И вот пока этот борщ еще только привезли и есть его не начали, я решила быстренько окинуть взглядом отделение, пощупать, послушать кого надо. Оставляя позади дорожки слюней, пришла на палаты, захожу, значит, к нашим мужчинам, дедушку усадили, подают тарелку, и тут наркоман тяжело так вздыхает, знаете, так громко-громко:

– Пи@*ец, такооой запах борща! Я тоже хочу!

– Так ты ж сейчас тоже его есть будешь! – недоумевает медсестра.

– А толку-то? – скривившись, он показывает на выглядывающую из ноздри трубку. – Ну хоть пару капель на язык капни, а? – и на деда голодными глазами косит.

Так выглядит и звучит зависть.
#3650
В больнице, где я лежал, реанимация находится на последнем, пятом этаже. Людей из реанимобиля, а часто и вертолета везут на пятый этаж лифтом, чтобы наконец заняться с ними реанимационными процедурами.

А на первом этаже находится отделение психиатрии. Куда оно переехало с пятого этажа после двух летальных прыжков пациентов. Решетками закрывать окна запретили пожарники.
#3516

Вспомнился мне пацаненок, 8 лет… Поступил к нам в инфекцию в тяжелейшем состоянии, сыпь, отек лица, в сознании, но оглушен. Видок был совершенно дикий, я, как увидела, думала пацана избили – нет, инфекция. Из сопровождающих бабушка. Захожу брать кровь по CITO.


– Малыш, надо кровку взять на анализы, потерпишь или позвать кого, чтобы подержали?


– Больно будет?


– Немного в момент прокола, потом нет. Потерпишь?


– Да, колите.


Кровь взяла, даже не дернулся. Переведен в реанимацию. Через пару-тройку деньков возвращен нам. Постоянно капался, каждое утро забор крови (то одно, то другое), раз в 5 дней перестановка катетера. Только через пару недель нервы у пацаненка не выдержали (переставляла катетер дежурная смена без меня, не могли попасть в вену – склерозирована была). Прихожу ставить катетер, говорит:


– Не дам! – и ревет, бабушка тоже плачет.


Села к нему на кровать (у самой глаза щиплет от слез, как родной уже стал), поговорила по душам о том, в каком состоянии поступил, какой он сейчас и что необходимо продолжать лечение и антибиотики эти можно только в вену, даже принесла инструкцию. Встал, вытер слезы, взял меня за руку:


– Пойдемте, тетя.


Пошли в процедурный… Так я еще ни разу не нервничала при постановке периферички. Поставила.


Мальчишка через недельку ушел домой на долечивание. Перед уходом подошел, обнял, сказал, что я лучшая тетя… Я очень долго плакала (потом в сестринской).


Ради таких моментов я еще работаю… Ради таких мужественных и благодарных пациентов я готова работать за копейки, не спать ночами и гробить свое здоровье. Малыш, не болей больше, надеюсь, мы больше никогда с тобой не встретимся на моей работе.
#3509
Знакомая работает сестрой-анестезисткой
Далее с её слов.

Когда людей после операций и наркоза привозят в общую палату, то за ними наблюдает персонал в момент "отходняков" после наркоза. Обычно приходит доктор и задаёт общие вопросы: как самочувствие, какой сегодня день и.т.д. Цель понятна: оценить состояние пациента. Т.к некоторые пациенты могут начать дурковать и неадекватить и такие личности могут навредить себе и другим больным в палате.
Если есть подозрение на буйство пациента, особенно вкупе с галлюцинациями, то с помощью бинтов их фиксируют к кровати, для их же блага.

Привозят в палату молодого парня. Парень приходит в себя. К нему подходит врач и моя знакомая (которая сестра-анестезистка).
Врач ему задаёт дежурные вопросы и парень вроде адекватно на них отвечает.
Но потом вдруг выдаёт фразу: "Доктор, я хотел вам сказать....у вас тут голубь по палате ходит"
Сестра и врач многозначительно переглянулись, кивнули головой. Без лишних слов и жестов (опыт совместной работы, он такой) стало понятно: надо привязывать.

И тут из под койки пациента выходит реальный голубь))
#3480
Одним погожим осенним днем я приехал на работу, дабы сменить моего коллегу на посту по борьбе с недугами населения района, и, проходя через приемник услышал какую-то возню в смотровой. Захожу и вижу непосредственный процесс проведения сердечно-легочной реанимации. Аккуратно, но быстро отложив котомку с “ссобойкой” включаюсь в процесс, попутно входя в курс дела.
Как оказалось, в приемный покой обратился мужчина( около 45 лет, ростом под 2 метра, весом за 120 кг и с характерной татуировкой “За ВДВ” на боковой поверхности правой ладони) с жалобами на некупируемую боль в области сердца, которая длится более 4-х часов (крепкий и терпеливый народ в районе). Дежурный врач снял ЭКГ и, выставив диагноз острый коронарный синдром, вызвал реаниматолога. Мой коллега успел только мельком взглянуть на кардиограмму, как пациент закатил глаза, захрипел и начал, как у нас шутят, “немножечко умирать”. Дорога ложка к обеду, а реаниматолог к остановке кровообращения - немедленно начаты реанимационные мероприятия. Правильно проводимый непрямой массаж сердца восстановил кровоток в мозге пациента. Он открыл глаза, осмотрел присутствующих мутным взглядом и, не совсем верно сориентировавшись в ситуации, с криком “Вы кто такие?!” начал активно раскидывать персонал всеми своими конечностями. Естественно, непрямой массаж сердца вынужденно прекратился и пациент вновь захрипел и закатил глаза. Продолжив реанимационные мероприятия, через 2 минуты ситуация повторилась: “Вы кто такие ?”, размахивание конечностями, остановка СЛР, потеря сознания. Повторялась данная забавная качель еще 3 раза, а потом мы уже смогли его окончательно завести, “стрельнув” на 360 джоулей дефибриллятором.
У пациента был острый инфаркт миокарда, осложнившийся фибрилляцией желудочков. И да, пациент выжил, обошлось без грубых кардиальных проблем и без неврологических последствий.
;