#1481
Некий псих, только что выпущенный из "дурки", написал в прокуратуру заявление, что медсестры данного заведения отказывали ему в ceкcуаьных услугах, чем ущемляли и т. д. В прокуратуре то ли протормозили, то ли прикололись, но заявлению был дан ход. Ответ главврача ПНД (психоневрологического диспансера) был гениально краток: "У нас нет лицензии на оказание такого рода услуг".
#1449

Уже восемь лет я работаю реабилитологом: помогаю облегчить жизнь людей с различными особенностями развития. Основной контингент составляют ребята с РАС — расстройствами аутического спектра. Естественно, я постоянный участник различных интернет-конференций, форумов, поддерживаю общение с мамами-активистками нашего города в созданных ими группах. В последнее время стал замечать обилие заметок, комментариев и сообщений (в том числе приходящих на мои страницы в соцсетях) на тему «я аутист, я особенный», а также массу статеек и репортажей, изобличающих, так сказать, истинную суть аутизма. Так вот, уважаемые, вы подзадолбали меня уже давно, но последней каплей стала мимоходом обронённая фраза знакомой: «Вот бы у меня родился сын-аутист, ведь они все такие гениальные!» Хочется вам всем сказать: идите в лес дружным строем.

Эти ребята — не «дети индиго», не сборище Шелдонов Куперов из «Теории большого взрыва», не дикие и опасные для общества социопаты. И нет, у нас не «45% населения страны недиагностированных аутистов», как сказала одна тётенька-психолог. Откуда вы, дражайшая, вообще взяли эти цифры? Отдельный привет врачу из области, которая год не ставила детёнышу диагноз в связи с тем, что «у девочек не бывает РАС, это противоречит нашей открытой женской натуре». Так и хочется взять за пустую головушку и постучать об стенку.

Открою вам страшную тайну: ребята с РАС — это… люди. Да-да, самые разные, представьте себе.

Вот Марк, ему 26. Живёт Марк один, работает инженером медтехники, знает пять языков, прекрасно поёт и увлекается ирландскими танцами. Догадаться об особенностях Марка сложно, но стоит придти к нему в гости, вы сразу наткнётесь на несколько таблиц: «Стирка», «Приготовление супа», «Не забудь выключить газ». Марку сложно запоминать такие вещи, в отличие от грамматики немецкого языка, например.

А это Митя. В свои 23 он знает одну фразу: «Сегодня пятница?» По пятницам его из интерната забирает домой мама. Митя передвигается на корточках (боится вставать в полный рост: высоко), не любит громкие звуки и скопления людей. Зато с удовольствием собирает бесчисленные пазлы и обожает обниматься.

Вот Рената, ей 12. Рената играет почти на всех известных мне музыкальных инструментах: пианино, скрипке, мандолине, барабанах… Она пишет странные, но прекрасные стихи, песни и рассказы. Учится на «отлично». Но, увы, Ренате никто не нужен, она не ищет компании и нервничает в присутствии других людей.

Вот Влад, круглый, мягкий и обаятельный. И характер у него под стать: Влад радостно заглядывает людям в глаза, гладит по голове, мычит какие-то мелодии, рисует для всех солнышки и танцующих зверят. Но в восемь лет Влад не хочет говорить, никак не может понять, почему нельзя обнимать незнакомцев и зачем в принципе нужно носить одежду, если и так тепло.

А это Оля. Она в свои шесть соответствует возрастной норме, даже более чем: читает стихи, поёт песни, смотрит мультики на английском, знает правила сложения-вычитания, может долго говорить про разные передачи, любит играть с другими детьми в «чаепитие» и кататься с горки. Оля смотрит в глаза и не выкладывает предметы в ряды. Правда, она не выносит прикосновений к голой коже, это вызывает у неё шок от сенсорной перегрузки. Поэтому одевают Олю, как куклу: платья в пол, плотные колготки или брюки, на руки — перчатки, на голову — косынку.

Все эти люди разные, большинство из них далеки от гениальности и никто из них на 100% не соответствует раскрученному образу, состоящему из смеси «Человека дождя» и «ребёнка индиго». Просто ребята, уже большие и совсем маленькие, которым требуется — каждому своя — особая помощь и поддержка. А «знатоки», мусолящие эту тему, то романтизируя, то демонизируя её, задолбали хуже горькой редьки.
#1407
Лежал в психушке. В первый день, когда пришел, сразу лег на койку и начал дремать. После приходит какой-то псих, упрется рукой в стену справа от меня над моей тумбочкой чуть ли не надо мной начинает считать: "21,22,23...." Ну мне даже как-то стремновато стало с закрытыми глазами лежать- вдруг что нибудь сделает. Ну успокаивается так думаю.
На следующий день тоже самое упрется в стенку и начинает считать.
Еще на следующий день я узрел, что там висит календарь и он считал дни до выписки, а мужик вовсе не псих).
#1383

Депрессия. Увы, но это клиническое заболевание. Человек сам по себе с ней бороться не может — рано или поздно она его доконает, превратив жизнь в ад. И да, этим умным словом сегодня называют «пичальку» ванильные барышни. Девушки, у вас тоска, а не депрессия. Это не «клиника» — это реально дурь, от которой страдает «больной».

Вот и оно. В одном абзаце мы имеем набор задолбавших ответов. Если реально депрессия — надо к врачу. Если нет — это не депрессия, а дурь, и нечего фигнёй страдать. Так в чём, собственно проблема?

Дело в том, что слово «клиника» уже стало нарицательным, условно обозначающим безнадёгу. Люди отчаянно боятся признать у себя клинический случай. Они будут до последнего искать другие способы лечения, раза за разом спрашивая у друзей и в интернете, злясь, что им советуют одно и то же.

Я такое уже проходил, не с психикой, правда. Когда тебе говорят, что всю оставшуюся жизнь тебе придётся носить очки — это шокирует. Я был ребёнком и ревел целый день, уговаривал маму найти другого врача, дела кучу бесполезных упражнений и ходил по целителям.

Сейчас у меня близорукость −12,5 диоптрий. Я не различаю черт лица на расстоянии вытянутой руки. Мне противопоказана лазерная коррекция, нельзя получать по голове, запрещены сильные физические нагрузки. Я могу вести нормальную жизнь, только когда ношу контактные линзы, и всё равно вынужден себе в чём-то отказывать. Сильно ли я отличаюсь от больного на антидепрессантах?

Это страшно — признать, что ты увечен. И когда это касается нашей головы, это во сто крат страшнее. Но иногда именно это — путь к нормальной жизни.
#1359
Работаю в психоневрологическом интернате и там же я услышала самый необычный комплимент. Один из больных мне сказал: "А знаете, мои голоса вас хвалят, сказали, что вы хорошая и красивая!"
#1293
Добрый день. Немного предыстории... Мне нужно было заново проходить мед комиссию для документов на хранение и использование охотничьего оружия.

Итак. Всех врачей прошёл, настала очередь психиатра... Захожу в кабинет, сидит мужчина лет 45-50, далее диалог:
- Оружие значит... так?
- Да, всё верно (улыбаюсь)
- Жалобы есть?
и тут меня дёрнуло вспомнить шутку одну...
- (стараясь сохранить серьёзное выражение лица) Да... я всё ещё умножаю доллар на 30...
- (смотрит на меня внимательно)... хм... а я думал я один такой... (ставит печать что всё ок) ... ну тут нам даже главврач не поможет, боюсь к нему идти, уволит ещё... Следующий!

Выйдя из кабинета был в шоке... но было забавно =)
#1185
Ну в общем не буду тут рассусоливаться,а сразу к делу.Итак,началось все два дня назад,с того,что один больной дал деру с отделения,с сумками,мы побежали его догонять,но не смогли,он помахал нам ручкой и свалил в неизвестном направлении.Вчера же его в восемь утра привезли таки обратно его родственники...Все бы ничего,но он стал раскидываться кольцами,лечащий вызвал психиатра на консультацию,когда та пришла,больной сорвал с нее очки разломал их и выкинул,начал швырятся журналами в лечащего.Далее было интереснее,мы пошли делать ему успокоительный укол,держали втроем,два здоровых мужика(врача) и я...)Он начал брыкаться и орать что он бог,а мы его слуги...Кое как удалось сделать укол и привязать его вязками к кровати.Вызвали шестую бригаду...Приехала тетечка в возрасте и ничем не примечательный мужик..Короче стали его собирать,одевать,на свой страх и риск развязали,санитар связал ему сзади руки,его одели и увели...как заключенного.Смешно было конечно слушать его бред,но и в другое время страшно,мало ли что он сейчас сделает.Ну в общем вот такие дела в проктологии творятся)
#1182
Были мы с подругой на практике в гастроэнтерологии, и по странному стечению обстоятельств приёмник отправлял туда если не всех больных, то через одного. И с циррозом печени там лежали, и с пост-инфарктным состоянием, была даже женщина с маточным кровотечением. Ну, и конечно же, куда ж без ДЭП-ницы, которая в больнице как в санатории отдыхает...
В один прекрасный день свободная койка (а позже и вся палата) была отведена мужику с белой горячкой. Что он творил!! В кино такого не увидишь! Первый день мужичок отлёживался под капельницами и тщательно скрывал свои шизофренические наклонности под маской общей слабости и интоксикации организма. На второй день, немного придя в сознание, он описал все горшки с цветами, до которых мог дотянуться. На третьи сутки ночью без штанов забежал в женскую палату и напугал до полусмерти ДЭПницу и женщину с маточным кровотечением. Привязали и снова положили под капельницу. Мужчина искренне недоумевал, почему погода в окне не переключается, как в телевизоре и просил подать ему жалобную книгу, вызвать главврача и электрика для настройки каналов.
Через неделю его выписали. К слову, ДЭПница не атаковала больницу ещё недели две, боялась наверное, что мужик вернётся.
#1120
Среди знакомых и лично, и виртуально, а иной раз и так, и так одновременно наметился какой-то лавинообразный процесс: все становятся психологами. Не кухонными психологами с рюмкой чаю среди друзей, а дипломированными психологами. Дипломы эти получают в растущих как на дрожжах неведомых университетах и академиях. Сроки получения корочек — ураганные: от полугода до года.

Уж на что дурную репутацию имел в 90-х годах психфак МГУ среди профессиональных врачей, но теперь, право слово, он выглядит вполне приличным учебным заведением. В результате студент, за полгода осиливший от силы дюжину книг вперемежку со статьями, становится дипломированным психологом с правом лечить больных — хорошо, не лечить, а консультировать.

Новоявленный психолог чаще всего презрительно относится к классической психологии, но с упоением рассказывает о всевозможных экзотических школах психотерапии: сказкотерапия, арт-терапия, водная терапия, контактная терапия, танцевальная терапия.

Я бы не стал возражать против всего этого шарлатанства, если бы не одно обстоятельство: эти люди напрочь не умеют отличать своего клиента от реально больного человека, которому нужна помощь психиатра и медикаментозное лечение. Даже больше: некоторые с самоуверенностью, достойной применения на тяжёлых физических работах, берутся лечить хроническую или вообще эндогенную депрессию. Некоторые храбрецы уверены, что им по силам суицидники. Тревожные расстройства для них вообще что-то вроде насморка.

Все эти люди не имеют никакого медицинского образования, они даже не парамедики.

Я не понимаю: где у них совесть, ответственность и, простите за трюизм, принцип «не навреди»?
#1113
Рассказал друг - врач-психиатр. Есть у них в областном психдиспансере для хроников постоянный пациент - старичок один. Знаменит он своей тягой к путешествиям. Хочет старичок, к примеру, из своей родной Вологды (или откуда он там) попасть в Питер - берет карту, проводит по ней линейкой прямую от Вологды до Питера, вычисляет азимут, берет компас, и вперед пехом. По прямой. Через поля, леса, чужие огороды - никуда не сворачивая. Реки-озера форсирует, на болотах гати настилает. Будучи пойманным и спрошенным - зачем так делаешь-то?
- отвечает недоуменно (мол, неужели не понимаете) - так ведь оно ближе, по прямой-то! Пропишут ему курс, полечат, выпишут, а он через пару месяцев опять к ним прибывает - каждый раз с нового маршрута. Вот это действительно бескорыстная любовь к странствиям!
;