#4017
На волне постов про медиков и работу за идею меня бомбануло, и решил я написать этот пост.

Я психолог и работаю психотерапевтом. Я помогаю людям. Мне нравится моя работа. Мне нравится, когда люди уходят от меня с решённой проблемой, когда они продвигаются в её решении, делают каждый маленький шаг, а их жизнь меняется. Всё это меня очень вдохновляет.

Но работаю я за деньги! Ничуть не скрываю и горжусь этим! Потому что деньги мне важны. О чем я думаю, когда приходит новый клиент? Что в этом месяце я заработаю больше, чем в прошлом.

Влияет ли это на мою работу? Да, это делает её еще эффективнее. Потому что от качества моей работы зависит количество рекомендаций, мой поток, моя востребованность на рынке. Поэтому мне важна краткосрочность решения проблем, хотя, если человек сам того желает и озвучивает - могу работать долгосрочно.

Поэтому специалисты помогающих профессий - цените себя! А остальные - не обесценивайте их труд подачками! Идея оно хорошо, но идея сгорает, выгорает под гнётом условий, а вместе с ней вы и ваши близкие. А деньги помогают жить комфортной жизнью и продолжать с удовольствием заниматься своим делом.

То же хочу отнести к педагогам, учителям, преподавателям. Ваш труд я тоже ценю и хочу, чтобы его ценили и другие!
#4012
Я работаю в государственной больнице, которая, как это иногда бывает, расположена на первом этаже жилого дома. С одной стороны дома находятся подъезды, между которыми расположены окна левой половины кабинетов; с другой уже собственно вход в больницу и окна правой половины кабинетов. Выше — четыре этажа жилых квартир. Казалось бы, ничего необычного, в условиях дефицита места для больниц на постсоветском пространстве их присутствие в жилом доме не должно удивлять, но меня просто поражает, насколько сложной задачей для некоторых индивидов является поиск входа в больницу.

Летом одна и та же история повторяется хотя бы два-три раза. Мой рабочий стол расположен неподалёку от окна, которое в жару, разумеется, открыто. И когда я, например, пытаюсь не сорвать голос, крича в ухо глухой бабушке, или успокаиваю плачущего пациента, внезапно в окно влезает чья-то физиономия с очевидным, по её мнению, вопросом: «А как к вам пройти?» Блин, дорогой, где же ты раньше был? Давай руку, я тебя сейчас через окно затащу! Я же только тебя и ждала, а то, что на приёме сидит пациент — это мелочь, он и подождать может. У меня же не врачебный кабинет, а справочная — для того, конечно, и окно открыто, а не чтобы воздухом дышать.

Другой раз один очень упёртый молодой человек догадался постучать в окно (надо повесить табличку, как на аквариум — «не стучать!») и начал требовать от меня код. После долгих расспросов он наконец-то пояснил, что, по его мнению, вход в больницу сокрыт за типичной подъездной дверью, а я сижу за закрытым окном и храню коды, чтобы пускать на приём только избранных. Я, наверное, была не в тех больницах, ведь максимум, на который идут злые доктора, чтобы избавиться от пациентов — это посты охраны и пропускная система входа в отделение. А мы, отличившись особой изобретательностью, решили замаскироваться за простой серой дверью без опознавательных знаков и без кодов не пущать. Хотя, постойте, один опознавательный знак всё-таки есть — он гласит: «Подъезд № 3».

Но особо меня впечатлила дама, которая долго и упорно звонила в домофон всё того же подъезда № 3, который расположен совсем рядом с моим окном. Сначала я не обращала на неё внимание, ведь бывает так, что приходится долго звонить в домофон — мало ли, старенькая бабушка долго идёт, чтобы открыть дверь. Но когда дама увидела меня, проходившую по кабинету, она с яростью стала кричать в стекло закрытого окна. Как оказалось, она тоже решила, что вход в больницу находится в третьем подъезде, и, отличаясь находчивостью и самостоятельностью, не требовала код, а с уверенностью начала звонить в одну из квартир. Почему именно в эту квартиру и как вообще могла прийти в голову мысль, что больница находится не просто в подъезде, а в конкретной квартире, мне понять тяжело. Но из криков дамы я поняла, что она «сама медработник» и ужасно опаздывает на работу, в то время как мы с ней играем в «Форт Боярд». Получив указания по поиску настоящего входа, дама с той же яростью умчалась в нужном направлении.

Я, конечно, всё понимаю. Мы живём в сложное время и в сложной стране, где обилие информации часто противоречит друг другу. Мы заходим в двери с надписью «Выход» и выходим через «Вход», мы привыкли не искать лёгких путей, мы знаем, что если на двери написано «Закрыто», то это может означать «Открыто» и наоборот. Мы готовы к тому, что для того, чтобы попасть на 3-й этаж одного корпуса, надо сначала подняться на 2-й этаж другого и спуститься на 4-й этаж третьего, и не спрашивайте, как так получилось. Но, блин, такие случаи если не единичны, то весьма редки! Подавляющее большинство государственных учреждений имеют довольно-таки логичные входы, рядом с которыми расположена табличка с их названием. Даже в тех случаях, когда организация и в самом деле скрыта за подъездной дверью (как, например, некоторые ТСЖ и УК), то в таком случае тоже имеется табличка о том, что эта организация и в самом деле скрыта именно здесь, а также информация, как туда попасть. А если всё-таки причуды неевклидовой геометрии оказались выше возможностей простого человека, то можно достать то, что очень многие из нас имеют в кармане — смартфон, установить на него карты, и воспользоваться ими. Некоторые навигаторы даже показывают, где в организации вход! Прям стрелочкой, можно идти и сверяться по смартфону.

А самое забавное во всех вышеописанных ситуациях то, что я работаю в психиатрическом диспансере. Мы оказываем как консультативный прием, так и выдаём справки на работу и вождение. И несколько раз, проходя по коридору, я встречала тех самых людей, которые, будучи не в состоянии справиться с простой задачей нахождения входа в больницу и решив для этого грубо отвлечь меня от приёма пациентов, теперь стоят в очереди для получения подтверждения, что они в состоянии управлять сложным техническим транспортным средством или занимать должности на государственной службе.

Милые мои! Прошу, используйте голову не только, чтобы в неё есть! Ну не нашли вы вход с первого взгляда, так сделайте простое усилие — поищите информацию в Гугле, спросите прохожего, да хоть просто обойдите дом со всех сторон — он небольшой, и в итоге вы обязательно найдёте искомое. Просто слов нет, как мешают и отвлекают все эти ваши «я чё такого, я только спросил». Вы же хотите водить машину и работать на сложных должностях.

Так поднапрягитесь для таких высоких целей немного и найдите способ к нам попасть, не отвлекая доктора от приёма пациентов, которым так же, как и мне, неприятно присутствие постороннего человека во время беседы, пусть в кабинете и присутствует только верхняя половина его тела, торчащая с улицы.
#3979
Я не из тех, кто романтизирует школьные годы. Для меня они были тревожными и изматывающими. Постоянно хотелось спать, болела голова, высыпала аллергия, выпадали волосы, а все окружающие были мной недовольны. Меня попрекали ленью, грязью и плохой мотивацией. Из хороших качеств была только скромность. Но потом оказалось, что это не лень, не любовь к свинству и даже не скромность, а банальная сезонная депрессия, выпадающая как раз на разгар учебного года, и тревожное расстройство.

И вот сейчас у меня есть волшебная таблетка. Она заменяет мне пачки и пачки анальгетиков от ВСД. А ещё кофеин и его производные от низкого давления. И антигистаминные от аллергии. И полезные травки для аппетита. И целый арсенал средств против выпадения и для роста волос — тоже ушёл в историю. Я учусь жить по-новому, не избегать трудностей, а преодолевать их. Ставить цели и знать, что сил хватит. Спорить и ругаться, отстаивая свои права. Не убегать в волшебный мир наркотиков, снов и книг, а строить вокруг себя пространство, в котором хорошо и уютно.

Но что же меня задолбало? А то, что я начинаю это делать на четвёртом, мать его, десятке! Толстенная медкарта, заполненная бессмысленными анализами за счёт госбюджета. Огромная гора денег, потраченная на платных специалистов. Тяжёлые лекарства с побочками, потом лекарства от побочек и лекарства от побочек побочек.

Ведьмы, целители, гомеопаты, остеопаты и дипломированные специалисты с самыми необыкновенными теориями. Карательная народная медицина, подарившая гастрит к двенадцати годам. Всё это оказалось бесполезным. А помогла старушка-психиатр самого дикого вида в самой обшарпанной районной поликлинике. Десять минут приёма — и у меня в руке рецепт, перевернувший жизнь. Не жестокие транки, какими меня пичкали в молодости, но и не бессмысленная травяная муть, оставляющая после себя только сухое горло, которую прописывали позднее.

Нужное лекарство нашлось через 25 лет после первых симптомов. И хорошо, что нашлось, но возможности-то уже упущены. Ни образования, ни карьеры, ни семьи. Год новой жизни потрачен, чтоб из глубокого минуса выбраться хотя бы в ноль. Мне предстоит долгий путь лечения и перекраивания себя. И я выживу и справлюсь, но меня ужасает бессмысленность системы, которая сначала не могла определиться с диагнозом, а потом принять современные методы лечения.
#3955
Как-то раз в вонкомате я проходил медкомиссию для призывников. Захожу в кабинет психиатра, там сидит женщина лет за 50. Говорит "Проходи, садись"

Прохожу, сажусь.

Спрашивает "Фамилия?"

Отвечаю.

"Имя?"

"Тимур"

"Почему Тимур?"

Молчу. Она тоже молчит, смотрит на меня. Ждёт.

Говорю "А Вас как зовут?"

"Екатерина Васильевна"

"Почему Екатерина?"

"Понятно, здоров, можешь идти к следующему специалисту."
#3834
Иногда в приемное поступают люди с разной степенью нарушения сознания. Шок, старость, алкогольное опьянение и тому подобные вещи никогда позитивно не сказывались на мыслительной деятельности.
Очередное подобное поступление поначалу вопросов не вызывало: бабуля вида «божий одуванчик» с огромным трудом докладывала о том, что у нее жидкий стул и рвота. Периодически отключалась. Потому и решено было откапывать ее уже в приемном, пока оформляют. Давление поднималось, бабуля расцветала, все шло к хэппи энду. Пока бабулю не понесло:
- Зачем вы положили на меня стекло?
- ???
- Откуда на мне битое стекло?
Галлюцинации никогда не были характерным признаком кишечной инфекции, поэтому стартовал допрос, в ходе которого было выяснено, что бабуля не промах, бабуля пару дней как закончила прикладываться к алкоголю. Не один день прикладывалась. Из пятилитровой канистры. Да, синдром отмены, делирий, белочка. Это оно.
Параллельно бабуля разобралась с невидимыми грудами битого стекла и попыталась сесть. Попыталась выдернуть катетер. Попыталась встать с кушетки.
- Ой, как высокоооо…
Попытки продолжались, возникла угроза того, что бабуля разобьет себе голову о холодный и неприятный пол. Поэтому загрузили га@оперидолом, ре@аниумом дабы не поранилась. Из лучших побуждений. Заодно, можно без шума оформить документы и подождать психбригаду – не лечить же ее реаниматологам, да инфекционистам.
Но бабуля оказалась кремень и чудо-препаратов ей хватило на час. Воспользовавшись потерянной бдительностью персонала, она таки встала и дотянулась до катетера. Залила кровью все, что могла и пыталась преодолеть высоту кушетки, когда была поймана с поличным. Перевязка, повторное укладывание, тотальный контроль.
Проходит время, бабуля сидит на кушетке, старательно перебирая окровавленные перчатки в утке:
- Носки что-то никак не могу найти. Хотя бы вчерашние.
- Да у меня та же проблема, бабуль. Постоянно такая фигня.
- О, нашла!
И пара перчаток была медленно, но верно обвязана вокруг правой голени. Возможно, стиль такой. Почувствовав себя достаточно снаряженной, бабуля начала предпринимать попытки к бегству:
- Помогите мне встать.
- Зачем?
- Мне надо ехать.
- Дык, за вами сейчас приедут и поедем.
Такие аргументы мало волновали затуманенный разум, но тут, на радость окружающим, бабуле на глаза попались остатки невидимого битого стекла. Аккуратно, чтобы не пораниться, стекло собиралось с подушки, окровавленного одеяла, простыни и отправлялось на пол.
Привязать бы бабулю, на самом деле, но нельзя же. Неэтично. К счастью, бабуля уже переключилась на постельное белье. Аккуратненько, от уголка к уголку с шагом в 4-5 сантиметров, гармошкой, была сложена простыня.
- Принесите веревку.
- Зачем, бабуль?
- Мне надо.
- Зачем?
- Цветочки делать.
Ааааа! Так это только цветочки! Из простыни.
- Сейчас принесут, бабуль.
Вообще, надо отдать бабуле должное, она весьма независима и, не получив веревки, аккуратно отложила простынь и переключилась на одеяло, начав складывать его таким же образом. Процесс завораживал и повисло длительное молчание.
Оставшееся время ожидания психбригады бабуля поочередно складывала по уже устоявшейся методике то одеяло, то простынь.
- Ведь должно быть красиво!
Какие-то негодяи постоянно путали ее планы и расправляли предметы постельного белья обратно, но бабулю было не сломить. С непрошибаемым упорством, подобно Сизифу, она снова и снова бралась за работу, стараясь сделать этот мир чуточку красивее.
Затем приехала психбригада, взяла бабулю под белы рученьки и увезла туда, где перекрывают связь с космосом и тягу к прекрасному с помощью ней@олептиков.
Кстати, за 5-6 часов пребывания в приемном покое, ни жидкого стула, ни рвоты у бабули не отмечалось, что поставило под вопрос наличие у нее инфекционной патологии. Но мы же все поверили бабуле на слово, не так ли?
#3820
Работаю в частной психиатрической клинике.
Есть один пациент, у него шизофрения, тип течения которой подразумевает периодические обострения, когда появляются бредовые идеи, слуховые галлюцинации, тревожность, отсутствие сна и другие вещи.
Вне обострений данная симптоматика гаснет, но бред частично сохраняется. Оплачивает лечение себе сам.
Работает экстрасенсом.
Даже в больничной палате принимает в скайпе.
И у нас много таких «экстрасенсов».
#3798
Студентов мединститута отправили то ли на занятия, то ли на практику (не знаю как это у них бывает) в дурку и в первый день их провели по палатам знакомиться с обстановкой, заходят в одну палату и врач  с криками "Асса, опа!" начинает хлопать в ладоши и танцевать лезгинку. Все больные в палате тут же подрываются и начинают зажигать вместе с ним, как на свадьбе. Врач потанцевал пару минут, потом выходит со студентами из палаты и говорит им: Хорошо здесь, снаружи люди какие-то серьёзные , зажатые чересчур, а тут я душой отдыхаю, тут тебя всегда поддержат.
#3760
Вспомнил рассказ знакомого родственника, работающего дерматовенерологом.

Стаж у человека на этой должности,уже лет 30,реально толковый врач с хорошей репутацией.

Очень часто обращаются пациенты с жалобой: "Доктор,у меня под кожей что то лазит". После ряда обследований таких пациентов, естественно, никаких жучков, глистов и прочей живности не обнаруживалось. Доктор нашел простой выход - дома во дворе ловили 2-3 каких то маленьких одинаковых букашек. В назначенное время для приема пациента, "больной" снова тщательно осматривался и из кармана халата доставался,заранее приготовленный жучек,со словами: "Вот он,гад!вот,смотрите! Я его изловил".

Большинство пациентов радостно вскакивали и начинали благодарить доктора, виновника торжества.

Что самое смешное, это то что после таких поимок, пациенты больше не обращались с жалобами, а наоборот благодарили за то что излечили от мучительного паразита.

Да,большинство таких людей, были не пенсионерами,а людьми от 30 до 50ти лет
#3729
Работаю в московской больнице анестезиологом-реаниматологом. В отделении имеется целая палата для психосоматических больных (тех, которые по той или иной причине могут впасть, или уже впали, в делирий, в простонародье "белку").
Дежурство. Вечер. Ответственный реаниматолог побежал на вызов в приемное отделение, второй уже давно куковал в операционной на кишечной непроходимости, так что остался я один-одинешенек бдить за больными, коих в отделении было на тот момент 14 человек (а работал я на тот момент всего 4й месяц после окончания ординатуры, то есть "молодо-зелено").
В РАО (реанимационно-анестезиологическое отделение) всегда должен быть хотя бы 1 доктор, ибо мало ли что...
Сижу на сестринском посту в правом крыле, как раз напротив палаты психосоматики, пишу в истории, а в палате всего один пациент, и тот уже планируется на перевод в профильное отделение. Сижу я, сижу, вдруг что-то закрывает мне свет. Поднимаю голову. Напротив меня стоит пациент, завернутый в простыню, как в тогу, и пристально смотрит на меня.
Далее Я (я), П (пациент).
П: Короче, это, мне телефон нужен...
Я: Ээээ...А...Ну да...(малек прифигел от неожиданности)
П: Я директор ФСБ, щас позвоню, приедут мои ребята, привезут мне одежду, деньги...
Я: А деньги-то зачем? (все еще прифигевший)
П: Я вас всех тут озолочу, если выпишите прям щас.
Я (приходя в себя): А, ну да, телефон, конечно, только у нас не положено по отделению разгуливать, правила такие, ну вы же должны понимать, у вас в ФСБ тоже правила...
П (важно кивая головой): А то!
Я: Пойдемте в палату, приляжем пока, а медсестра щас телефон принесет.
П: Ну ладно, пойдем.
Веду его в палату. Я сам немаленького роста (193 см), но достаточно худой, а пациент мало того, что выше меня (метра под 2!), так и еще и шире меня раза в два. Если что - сметет, и не заметит. Укладываю его в кровать, зову медсестру. Прибегает. Я ей:
- Тань, набери-ка гек@енал (препарат, который погружает в сон). Она:
- Ща все будет.
Прибегает буквально через минуту со шприцем. А у пациента подключичный катетер стоит, она к нему подступается, пациент (подозрительно):
- Что это у вас там?
Я: Да это антибиотик. Ну вы же знаете, раз курс начали, значит надо обязательно закончить, а то потом плохо будет. Последний укол и все.
П: Ааа, про антибиотики я знаю, колите.
Таня делает полграмма гек@енала (в шприце всего грамм набран, то есть половину), пациент смотрит на нас, мы на него. Проходит минута. Он на нас, мы на него.
П: Ну че встали, телефон давайте!
Таня (шепотом): Добавить?
Я (шепотом): Добавляй.
Не успеваю и слова сказать, как оставшиеся полграмма исчезают в пациенте...
Таня (уже не шепотом): Эм...он, кажись, дышать перестал...
Смотрю, действительно, апноэ.
Я: Тащи ларингоскоп и трубу 8-ку.
Включаю аппарат, интубирую "директора ФСБ", и на ИВЛ. Через некоторое время из приемного возвращается ответственный реаниматолог (а я все так же сижу на посту около психосоматики), спрашивает:"Ну как тут в отделении, все в порядке?" Все норм, говорю. Он оглядывается, и видит пациента на ИВЛ, прификсированного к койке. Офигев, спрашивает:
- А чего это он на ИВЛ?
Я: Ну дык это, плохо вел себя, вот!
Ответственный: Фигасе у тя методы.
Через час пациента сняли с аппарата, а на следующий день поехал он вместо профильного отделения в психушку. Перед отъездом кричал, что всех нас посадит, потому что мы так и не дали ему телефон.
#3725
Рассказал травматолог, дежуривший несколько смен назад. В 2:30 ночи приходит пациент и жалуется, что он изрезал все ноги, когда ходил по стеклу. Пришел с полисом, с паспортом, на вид немного взволнован, но выглядит адекватным. Оформляется как со свежей травмой и идет в смотровую к доктору.

Доктор осматривает его, никаких порезов не видит. И тут начинается – доктор, зачем вы своим взглядом прожигаете мои пятки насквозь? Доктор “слегка удивился” и понял, что все гораздо серьезнее, чем просто порезанные пятки. Говорит, извините, больше не буду, посидите немного я пойду посоветуюсь с другим доктором.

Идет на вахту, вызывает психиатрическую бригаду. Во время звонка мимо вахты босиком проносится этот чудик, бежит на цокольный этаж и там пытается выйти через противоположную от входной дверь – во двор. Стоит отметить, что сразу за нашей клиникой стоит телевышка и несколько зданий, которые к ней относятся. Она вся огорожена высоким железным забором, который обмотан колючей проволокой – короче, враг не пройдет. Доктор-травматолог, рентгенолог и дежурный администратор спускаются в низ, этот парень босиком, пытается с плеча сломать железную дверь во внутренний двор клиники. На резонные вопросы что он делает отвечает – голоса, голоса с вышки зовут его, он избранный, ему нужно срочно попасть туда!

Оказалось, он уже пытался пробиться туда с улицы, его прогнала охрана, и он, оценив ситуацию, решил пробиться во внутренний двор больницы и уже оттуда попасть на заветную вышку.

Подоспевшая бригада из психиатрической клиники нежно упаковала молодого человека и повезла, как сказал один из санитаров, “прямо на телевышку”.

И все эти люди ходят среди нас. Весна – самое опасное время, будьте остородны. Такие дела.
;