#1134
Крик души! Я отучилась на мед.сестру, и работаю по данной профессии около 4 месяцев. Но разговор не обо мне, а о моем парне. В общем ему 22 года, грыжа на поясничном отделе позвоночника: l4-5, около 10 мм, остеохондроз и многое другое, так вот врач хороший, посоветовал делать операцию, т.к. симптоматическая терапия не помогает совершенно. Так вот надоедливые родственники когда узнали о данном диагнозе начали предлагать совершенно немыслимые выходы из ситуации: кто-то прочитал в интернете, спрашивают у многочисленных знакомых (не имеющих никакого отношения к медицине) что нужно делать,так вот: разговоры о том,что у какого то дальнего родственника аж 5 грыж,и ничего, таскает какие то канистры 20-и литровые; о том что какая то САНИТАРКА в каком то реабилитационном центре говорит о том что ребята молодые после операций кричат от болей; мягко говоря мне очень надоели, объяснять - бесполезно, все что они советуют все чистой воды правда, и они в это искренне верят, разбираются в медицине больше, чем кто либо другой!Пугают его что после операции он вообще может стать инвалидом! Нет сил терпеть(
#1090
Одно время я работал в районной поликлинике и там подружился с невропатологом. Как-то зашел к нему в кабине во время приёма и стал свидетелем такой сцены.
Сидит пациентка, сильно в годах – лет 70-ти – с жалобами на боли неясного генеза. Врач проводит анамнез (опрос пациента, включающий автобиографические детали). Выясняется, что у пациентки 11 детей и она пять раз была замужем. Доктор любопытствует:
- Что так часто меняли мужей, не сходились характерами?
Бабуля:
- Да не в характерах дело, мужики попадались слабоватые - сами сбегали.
- Да, видать любили Вы это дело, мать?
Бабушка непонимающе смотрит на доктора, потом кладет свою ладонь со скрюченными от подагры пальцами на его руку и, заглядывая в глаза, воркует:
- А я и сейчас люблю, сынок.
#1012
Помницца дело было в неврологии. Почти все отделение постинсультники. Пара-тройка радикулитчиков воспринимались уже даром небес. Привезли тяжелого во всех смыслах мужчину. Рост под 2 метра, вес больше 140 кг, дезориентирован, речь бессвязная, очень беспокойный. До вечера его попытки встать и сбежать пресекала жена, но как только она ушла, мужик таки вскочил и, ясен пень, тут же упал. Вечер, посетителей нет, дежурный врач - миниатюрная пожилая женщина, и мы - две медсестры-студентки-практикантки. Радикулитчики тоже не подмога. Пациент лежит на полу в позе морской звезды и категорически отказывается хоть как-то нам помогать. Одно хорошо, с пола точно не сбежит. Со свободных коек собрали матрасы, одеяла, обложили пациента со всех сторон, дело за малым - как-то взгромоздить его на эти матрасы и, желательно, запеленать его в эти одеяла до утра. Мужик упирается, ругается, поворачиваться на бок отказывается. Танули-толкали - все бесполезно, сдвинуть ругающуюся и упирающуюся глыбу плоти невозможно. Вдруг мужик пристально вглядывается в меня и начинает утверждать, что он меня знает, я дочь полковника. Пришлось согласиться и передать ему приказ "отца" повернуться на бок. Приказ был выполнен. С помощью неведомого полковника, которого так слушался наш пациент, мы спеленали его, как гигантского пупса и перекатили на матрасы. А утром при помощи санитаров психосоматики удалось водрузить его на кровать. Кстати, потом, когда состояние пациента улучшилось, он очень извинялся. И вообще, оказался милым и приятным человеком.
#915
После Нового Года приходит пациентка к нам в клинику, заходит в кабинет, садится. Начинаю простой опрос: с чем, мол, пришли?

— Доктор, — говорит, — у меня такие мигрени с осени и аж до самой середины весны или даже до начала лета! Это просто невозможно! С самого утра, как встаю, уже голова начинает болеть и шею как панцирем сковывает! И насморк постоянный, никакие лекарства не помагают! Уже не знаю, что делать! У всех невропатологов в городе была, пока к вам не попала! И никто причину найти не может, ни на томографии, ни на рентгене, ни в каких анализах! Я уже столько денег потратила на все эти экспериментальные лекарства! Помогите, на вас одна надежда!

Устало прикрываю глаза, уже зная, что будет дальше:

— А шапку вы носите?
— Нет, ну что вы, как я в ней буду выглядеть, у меня же укладка…

Фейспалм. Занавес.

Спала она тоже с приоткрытым окном всё время, головой в сторону окна. Скажу только, что через неделю после того, как начала носить шапку и закрывать окно в спальне на ночь, мигрени кончились.

Бесшапочники, вы или параллели проведите в головушке своей недалёконькой (если мозги не отморозило ещё), или не приходите к врачам с такими идиотизмами. Поверьте моему докторскому слову, в душе каждый из нас поставит вам диагноз «неизлечимый тупизм» автоматом. А лучше просто носите шапку и шарф, которые защитят ваш мозг — и, в принципе, наш тоже. И нет, капюшон вам шапки не заменит — в него всё равно дует, да и лобные ваши части тоже побьёт мороз так, что мало не покажется. И проветривать надо десять минут за полчаса до сна, а не всю ночь с открытым окном или форточкой в спальне мучить организм. И потом удивляться: как же так, откуда насморк и мигрень?
#772
Я человек с достаточно редкой профессией: нейропсихолог. Работаю с неврологическими больными в паре с неврологами и нейрохирургами, оцениваю память, речь и так далее. При этом образование у меня не медицинское, а психологическое. Окружающие делятся на две группы: те, кто считает своим долгом откомментировать моё образование, и те, которых никакими аргументами не переубедишь, что я не врач, со всеми вытекающими последствиями.

* * *

— Так у тебя не медицинское образование? Что же ты тогда делаешь с больными?

Развлекаю, видимо, чтоб им не скучно было в палате лежать. Товарищи, я медицинский психолог, у меня есть спецобразование, позволяющее работать с больными людьми, но мне не надо быть врачом: я их не лечу, а оцениваю со своей, психологической точки зрения, и корректирую.

— О! Ты психолог! Слушай, я тут с девушкой (тёщей, начальником) поругался, что мне делать?

Лечить свою память. Я тебе пять минут назад рассказывала, что я не психотерапевт.

* * *

— В больнице работаешь? Терапевт, типа?

По мере сил и дружелюбия в сотый раз объясняю, что как бы нет.

— Да какая разница, всё равно медик.

Смирившись, перестаю спорить, надеясь, что на том всё и закончится. Но нет:

— А у меня тут в ухе стреляет и в пятку отдаёт — что со мной? А ещё живот крутит и в сердце колет. Что делать?

Сходить к врачу. В отчаянной попытке отвязаться говорю, что я специалист только по болезням головы. Зря!

— Так у меня и голова болит! Говорю же: в ухе стреляет. Ты должна знать.

Дорогие мои друзья и знакомые, я люблю свою профессию, хоть и понимаю, что она непонятна большинству людей. Дай бог им никогда не столкнуться с моими коллегами и прожить долгую и счастливую жизнь. Я совсем не против рассказать всем любопытствующим, чем зарабатываю на хлеб с маслом и вареньем, но только в том случае, если вы слушаете. В противном же не обижайтесь, что я не рвусь ставить вам диагнозы направо и налево: я просто не имею на это права.
#619
У нас в стационаре лежал мужчина 60 лет. Врач. Попал к нам с ишемическим инсультом, паралич правой половины тела. Когда собирали анамнез, то узнали, что у мужчины были ТИА(т.е. признаки того, что в ближайшем будущем возможен инсульт) и вместо того, чтобы лечь в больницу, этот мужчина продолжал лечить людей.
В итоге, дома у него произошел инсульт. Затем в больнице произошло расширение очага инсульта. Первое время было просто невозможно на него смотреть: он практически не реагировал на окружающий мир и прогноз был самый неблагоприятный, о чем мы ни в коем случае не сообщали его жене, которая постоянно с ним разговаривала и искренне верила, что он поправится. Более того, будучи студентом, сам регулярно к нему заходил, осматривал его, разговаривал с ним и с его женой, убеждая её, что отмечается крайне положительная динамика. Вчера его выписали, он уже начал пытаться разговаривать, реагирует на свое имя, выполняет элементарные движения. Когда последний раз пришел осмотреть его, буквально за 15 минут до выписки, то мужчина схватил меня за руку и поцеловал, при этом расплакавшись. Хоть сам и бородатый взрослый парень, но ком в горле встал.
#612
Звонит знакомая женщина[я невропатолог]: у моего мужа сильная головная боль, не могли бы вы его осмотреть? Ну, естественно, соглашаюсь. За мной приезжает женщина на машине, садимся с ней, едем и в процессе я спрашиваю:
- А у ваш муж страдает гипертонической болезнью? Какое у него обычное давление?
Она задает этот же вопрос водителю: - У тебя какое давление рабочее?
Я удивленно спрашиваю, а что это ваш муж, на что получаю положительный ответ. Кхм, сказать что меня это смутило, это будет мягко выразить свои эмоции. Приезжаем, значит к ним домой. Осматриваю мужа: жалуется что недавно была сильная головная боль, есть слабая менингиальная симптоматика. Говорю им, что нужно срочно езжать в больницу и пройти нормальную диагностику, на что мне говорят, мол "у нас нет времени кататься по больницам, вы скажите что нам сделать?". Я стою на своем, что помощь ему должна оказываться исключительно в стационаре, что возможно был геморрагический инсульт. Но, на меня лишь злобные взгляды, мол что за врач такой, раз не могу ничем помочь. В итоге, после тщательных попыток убеждения,меня практически матом выпроводили из дома. Спустя три дня этот мужчина попал в больницу, но уже на скорой помощи в коматозном состоянии. Геморрагический инсульт с субарахноидальным кровоизлиянием подтвердился. Мужчина не приходя в сознание умер.
Выводы делайте сами.
#604
Довелось мне как-то в больнице оказаться с банальнейшим радикулитом. Лет мне к тому времени было около 25-ти, этакий пижон, любимец женщин и тот еще Дон Жуан. Для постановки точного диагноза мне решают сделать снимок позвоночного столба. А для этой, казалось бы, совсем несложной процедуры, оказывается, предварительно клизма делается – дабы всякого рода излишества в кишечнике не мешали рассмотреть на снимке весь набор моих межпозвоночных грыж (увы, даже в столь младые годы это случается со спиной).
Прихватив изрядный рулон туалетной бумаги, прихожу куда сказано. Немалых таких размеров кабинет (то ли процедурная, то ли фиг его знает –одно из трех). Пожилая тетя в белом халате. Укладывайся, грит, милок, вот сюда, на кушеточку, на бочок. Улегся. Получил «дозу». Тетя уходит. Смотрю – в углу комнаты унитаз. Без всяких намеков на какие-нибудь перегородки и кабинки. Просто белеет себе одиноко в уголке, призывно манит. Причем поставлен он на этакий фундамент, и если забраться на него, обязательно будешь похож на какую-нибудь гордую горную птицу на скале. А процесс внутри меня уже идет вовсю. Подскакиваю к двери, ищу хоть что-то похожее не защелку, замок – нету! Выглядываю в коридор, прикидываю расстояние до известного мне мужского заведения. Всем своим нутром понимаю, что уже не добегу туда, и белохвостым орланом запрыгиваю на белоснежный унитаз.
Как потом выяснилось, именно в этот день больница оказалась полна практиканток из местного медучилища. Картина не для нервных: в «красном» углу комнаты, на самом, можно сказать, лобном месте гордо восседает молодой орлан, цепко держащий в когтях рулон бумаги. Процесс подготовки позвоночника к фото-сеансу в самом разгаре и уже практически не остановим. Через каждую минуту дверь в комнату открывается, появляется симпатичная головка невинного созданьица в белом халате:

- А Марь-Иванна здесь? Ой!

Еще минута. Другая не менее симпатичная голова:

- А марь-Иванна… Ой!

Скольким всего практиканткам посчастливилось наблюдать гордую птицу, восседающую на том проклятом фаянсовом уступе, сейчас уже и не вспомню. Много их было. И одна другой симпатичнее. Только меня это как-то не очень радовало…
#497
Как-то раз я со своим другом хорошо выпили, а ему на следующий день надо проходить медосмотр в городской больнице.
На следующий день при прохождение медосмотра в одном из кабинетов, а точнее в кабинете у невропатолога, случилось самое интересное.
Как обычно, просмотрев карту моего друга, она говорит ему:
-Молодой человек, отойдите к стенке.
Он отошёл к стене.
-Теперь поднимите руки, опустите (пауза, мой друг все это делает по инерции ничего не думая, что в его состояние это ясно)
-Теперь встаньте на носки ...
И в тут по инерции мой друг снимает свои носки и встает на них.
Не буду рассказывать, что случилось с невропатологом и что она подумала о нем. Но над этим случаем у нас потом весь двор смеялся.
#451
Бабушка 77 лет. Проживает в одном микрорайоне, но по прописке относится к другой поликлинике на другом конце города. И вот поехала бабушка рано утром на прием к терапевту. И выходя из автобуса, споткнулась, упала и ударилась головой. Никто не обратил на это внимания, хотя бабушка сильно разбила голову, текла из раны кровь. Она пошла в поликлинику, чтобы попросить помощи, но охранник не открыл ей дверь, так как было слишком раннее утро и до начала работы поликлиники оставалось целых 20 минут! Он посоветовал ей вызвать скорую. А бабушка, не имея под рукой телефона, простояла 20 минут на пороге поликлиники в ожидании начала работы. А когда поликлиника открылась, то оказалось: в связи с расширением района, поликлинику разделили на 2 части, и по месту прописки бабушка относилась к филиалу, который находится в квартале от старого здания. Пришлось ей тащиться еще километр пешком, чтобы наконец добраться до своего врача, который и догадался вызвать скорую. Бабушка была доставлена в нейрохирургическое отделение больницы.
;