#895
Я учусь на врача. То есть это я думала, что я учусь на врача. На самом деле шесть лет я учусь вырабатывать в себе деонтологический потенциал. Выяснилось это только сейчас, что, впрочем, и понятно: если б мне раньше объяснили, что шесть долгих лет меня будут учить не лечить, а входить в дзен, я бы, пожалуй, попрощалась с родной системой здравоохранения и обратилась в более специализированные учреждения. Должен же быть на территории моей маленькой, но гордой страны хоть один тематический монастырь?

Выяснилось это не случайно: я дожила до государственных экзаменов. Первым из них будет экзамен по ОЗЗ. Это переводится как «организация здоровья и здравоохранения». Или «общественное здоровье и здравоохранение». Недобитый филолог в моей душе плачет от обеих расшифровок.

Эти люди ни дня не работали в практической медицине. Они сами нам в этом признались. Больше скажу — этим хвастались. Все, кроме одного дядечки, который работал, молчит и в кафедральных приколах не участвует.

Эти люди требуют буквального заучивания текста лекции. По крайней мере, так было на прошлом экзамене, не государственном, а простом. Не уверена, что ситуация изменится. Лекция представляет собой несколько списков, в которых апериодично повторяются слова «теоретический», «здравоохранение», «показатели», «разработка» и «медикосоциоэкономический». Никто, кроме обитателей кафедры, не может просечь разницу межу одним списком и другим. Они слипаются в голове комком, и я с ужасом предчувствую, что в моих кошмарах ближайшую неделю непременно будут теоретикосоциомедикоэкономические монстры.

Эти люди считают, что «графический метод выравнивания динамического ряда — выравнивание от руки или с помощью линейки, циркуля графического изображения динамики изучаемого явления», ЭВМ используются только для обработки данных по большим совокупностям, а одним из главных критериев оформления гистограммы является соотношение длины её осей 1,6:1, потому что золотое сечение. Я не шучу. Это тоже надо выучить наизусть, и не дай боже усомниться.

Эти люди, кстати, составляют нормативы, по которым потом работают врачи. Вот именно эти люди.

Я хочу спать. А уже завтра женщина-доцент-заведующая-кафедры будет мне рассказывать, что я какашка и мне не повезло, что она не мужик, а я тупая. Причём рассказывать она мне это будет вне зависимости от того, что я ей скажу, различаться будет только длина её спича. Мы это уже проходили, мы знаем, как оно будет.

А теперь самое смешное. В маленькой, но гордой стране есть распределение. И оно в меде уже было. Я уже приписана к поликлинике, и хрен кто меня от неё отпишет. На пересдачу меня никто отправить не должен. Но моё достоинство и мою потрёпанную честь снова будут топтать ножками. Снова.

Пойду дальше проникаться деонтологическим потенциалом.
#892
Я преподаю в медакадемии. И я боюсь.

Несколько дней назад, не поддавшись натиску своего студента, так и не поставил ему экзамен. Но сегодня обнаружил, что этот экзамен парню поставил другой преподаватель нашей кафедры. Вот тот ничего не боится.

Я не желаю ему ничего плохого. Мне просто хочется увидеть его лицо, когда, лёжа на операционном столе и готовясь принять наркоз, в вошедшем хирурге он вдруг узнает того студента. А сказать или сделать уже ничего нельзя: наркоз начинает действовать.

Ребята, вы не боитесь не проснуться?
#891
Я медик. Пока ещё студент. Храни вас судьба, чтобы не услышать всё то, что почти ежедневно вливают в уши мне.

— У меня болит третья мышца на левой пятке, отдаёт аж в ухо, что мне пить?

Я не фармацевт, могу посоветовать только из своего опыта.

— У меня камни в почках, язва, я не ем трое суток, и вообще, у меня хронический шлангит по хитрожопому типу! Что мне делать?

К доктору обратиться, болезный. Что? Я доктор? Нет, родимый, доктором я буду, когда универ закончу и отпашу на наше дорогое государство.

Отдельная категория — смотрящие псевдонаучные программы на ТВ и сидящие на форумах. Ну кто тебе сказал, жертва пергидольного окраса, что глистов выводят принятием дикой смеси из моющих веществ и аспирина? И не переубедишь же.

У меня вечно тяжелая сумка, которая всем мешает, и вечно сонный вид. Ко всему этому я девушка. Не эротичная медсестра, не хожу в халате на голое тело и не соблазняю пациентов — свои фантазии оставьте для дедушки Фрейда или психиатра.

Видимо, я пошла в медики из человеколюбия. Так не доставайте уже сейчас, чтобы мне потом не хотелось на вас срываться.
#889
Я студент-медик. Учусь я в медицинском даже не вузе, а колледже, на фельдшера скорой помощи.

«У меня вот тут болит, что это может быть?» — спрашивает меня половина людей, которым я сообщаю про выбранную специальность. Если я всё-таки что-то отвечаю, то сразу получаю другой вопрос: «А что делать? Какую таблетку (пилюлю, свечу, клизму) посоветуешь?»

Я студент! Пусть даже и третьего курса из четырёх, но это не значит, что я могу рентгенологически увидеть и сказать. Даже если я знаю или близок к истине, я не имею никакого ни морального, ни юридического права давать какие-то советы, ибо я студент-недоучка. У меня нет никакого подтверждения того, что мои знания верны, кроме моих заверений. А потом эти самые знакомые несутся ко мне с претензиями: не помогло, был неправ…

«Фельдшер? А почему не медбрат? Почему на полноценного врача не пойдёшь?» — задают вопрос те немногие, кто знает значение слова «фельдшер». А кто не знает, понятно, начинают спрашивать, что это за зверь.

Какое ваше дело? Я с девятого класса мечтал работать на «скорой помощи». И плевать, что я не главный в кабине. Пройдёт пять-шесть лет безупречной работы, и я буду один в царстве Оранжевого Чемоданчика.

А теперь главный вопрос: «А зачем тебе это надо? На „скорой“ одни бомжи, наркоманы и бытовуха. Сидел бы в чистеньком офисе и в ус не дул. Да и платят там, как уборщице».

И снова — какое ваше дело? Я же не навязываю вам медицину, хотя… Хватит сидеть в сраном офисе! В СПб не хватает 80 000 человек медицинского персонала. Я специально именно на «скорую» хочу. Я борец за идею, Я готов получать 10–12 тысяч за месяц адского и нервного труда. Готов — и жду диплом.

Мои будущие, возможно, пациенты! Не отговаривайте вы медицинскую молодёжь. Они не идиоты и знают, на что идут. Но пасаран!
#871
Пишет вам студентка самого большого медицинского вуза в России. Я уже чувствую то множество мыслей и стереотипов, которые моментально всплыли в вашей голове. Именно они меня задолбали. Начнём по порядку.

— На кого учишься?
— На врача.
— Не, ну факультет какой?
— Лечебный.
— Не, ну кем будешь-то в итоге?

Популярно. Для всех. Мы учимся шесть лет просто на врачей общей практики. Потом два года надо ещё отпахать в ординатуре, и только после этого ты сможешь лечить. Но это для терапевтических специальностей. Хирурги учатся минимум лет десять.

Я поступила сама. Я была не в первых рядах на поступление, конечно, но в итоге поступила на бюджет. За всё время обучения я не заплатила ни копейки. Все оценки я получала честно, читая, зачитывая и перечитывая учебники.

Отдельный разговор — трупный материал. Да, я видела трупы. Нормальная анатомия, топографическая анатомия, СМЭ — вот те предметы, на которых нам довелось работать с трупами. Нет, я их не боюсь. Нет, я их не фотографирую для забавы. Нет, я не ем над ними. Нет, я не плакала и не падала в обморок. Знаете, какое чувство я там испытала? Мне просто было очень жаль, что я не могу помочь этим людям. Что всё закончилось для них. Это морально тяжёлое чувство. Кстати, во время работы я относилась к ним с уважением. Пусть это и мёртвые, но люди.

Привет всем моим знакомым, которые любят позвонить среди ночи и пожаловаться на боли, жидкий стул, тошноту. Ответ один: к врачу. «Поня-а-атно… Ты просто не знаешь». Ребят, в большинстве случаев я подозреваю, что с вами. Но получив предположение, вы успокаиваетесь и не идёте к специалисту. Признайтесь: вам просто нужно поныть и хочется, чтоб на вас обратили внимание.

И последнее. Хит всех разговоров: «Зачем ты пошла в мед?» Отвечаю. Не из-за денег, которых хорошие врачи получают достаточно. Не из-за любви к расчленёнке, упаси Боже. Не потому, что среди моих родственников есть врачи — они как раз первые были против, чтоб я шла в мед, и видели меня экономистом. Может, кому-то это покажется смешно, но я люблю людей. Люблю видеть, что им лучше. Люблю проявлять сочувствие и сопереживание.

Знаете, какой был самый потрясающий случай за всю мою студенческую жизнь? Когда я сидела со старушкой лет семидесяти и утешала её, потому что она не могла пройти болезненную и неприятную процедуру гастроскопии, а она в слезах благодарила меня. Это стоит всего.

Будьте здоровы.
#780
Я студентка медицинского ссуза. Учусь на фельдшера, попросту — врача скорой помощи. Свою будущую профессию (и науку в целом) обожаю безумно. Когда вижу машину «скорой» с включённой сиреной, сердце моё начинает учащённо биться. На моём курсе учится немало таких же фанатов.

Задолбали меня те представители здравоохранения — медсёстры, врачи, фельдшеры, — которые не имеют и капли милосердия и сострадания. Практическая медицина — это боль, страх, грязь и неблагодарность. Дорогие наши, когда вы поступали в свои университеты, неужели вы не отдавали себе отчёта в том, куда вы идёте и что вас там ждёт? Нельзя так. Вы выбрали одну из самых важных профессий. Когда человек на грани жизни и смерти, когда ему, пусть он и генерал пятидесяти лет, страшно, как маленькому ребёнку, и больно до крика, не надо на него срываться. Не надо орать на тех, кто просит помощи, только потому, что ваш брат остался без работы, а сын — двоечник.

Конечно, я только студентка третьего курса, а практики у меня — пара месяцев санитаром на травматологии. Но за эти пару месяцев иначе как Катюшей меня больные не называли, а врачи при виде моей растрёпанной головы улыбались и называли меня Катрёнкой. Натура у меня далеко не сострадательная: над бедами в Кении я не рыдаю, не рву на голове волосы, видя ребёнка на инвалидной коляске. Но тем, кто попал по воле судьбы в больницу, осознавая, как им неуютно и страшно, я старалась хоть как-то облегчить участь.

Те, кто получили дипломы и не любят свое дело — фиг с вами, это уже ваши проблемы. Я обращаюсь к будущим сынам Гиппократа. Обязательно подумайте, сможете ли вы вытерпеть весь этот ад? Современная российская медицина ничего общего с «Клиникой», «Интернами» и «Хаусом» не имеет! Нет здесь никакого романтизма, смазливых медсестричек и злых врачей-гениев, которые всё равно стоят горой за своих. Есть старые толстые медсёстры, которым на всех и на всё пофиг. На любую просьбу несчастной бабульки они гавкают: «Не ваше дело, идите с вопросами к врачу, вам всё скажут». Врачам в кабинетах до больных тоже частенько дела нет.

Может, это вопрос времени, и я стану такой же, но изо всех сил я постараюсь хранить верность любимой медицине.

Избранный судьбой для помощи болящим,
Спасенья их слабых душ и тел,
Я медиком буду настоящим,
Тем более что сам того хотел.
#774
Я учусь в медунивере и собираюсь быть хирургом. Задолбали все те, кто прогружает: «О-о-о, это неженская профессия, как же ты будешь? Для девушки главное — семья и дети».

Хорошо, давайте по пунктам. Неженская профессия? А я и не хочу работать в среде баб, всех таких чистеньких-культурненьких, я на их фоне неадекватно буду смотреться. Семья и дети? Может быть, но я предпочитаю любимые дела, а не гипотетические семьи. К тому же я чайлдфри, и это не связано с профессией никак.

— У-у-у, что ты, травматология — это ж тяжело: кости сверлить, вывихи вправлять...

А вы не пробовали поработать в столярке? Нет? А травматологом? Так кого учим?

— Простоять много часов на операции — это капец как тяжело, особенно для девушки. Это тяжёлая и неблагодарная работа!

Ага, а тащить многокилограммовые сумки с базара домой пешком, видно, намного легче. Это почему-то считается нормальным и приемлемым. Один хирург вот так промывал мне мозги, промывал... Перестал только после того, как я четыре часа ассистировала ему на операции и не отбросила после этого коньки.

— Женщина-хирург — это не женщина!

Всё правильно. У женщин, становящихся хирургами, вырастает х#й.
#766
Учусь в медицинском. Не так давно закончил проходить летнюю практику. Жалуетесь на то, что все врачи тупые и вас не понимают? За весь период моей практики нормальных пациентов было процентов десять.

Приходит бабулька:

— Поставьте мне правильный диагноз.
— Ваши жалобы?
— Вот я тут была у одного врача...

Открываю карту, смотрю. Бабуля ходит к терапевтам чуть ли не каждый день. Диагноз у всех один: дисциркуляторная энцефалопатия. Смотрю все анализы, понимаю, что диагноз верен.

— Что вас не устраивает?
— Поставьте мне диагноз!

Таких людей лечить бесполезно. Назначил лекарство за 600 рублей — больше не появлялась.

В нашей стране, видимо, всю жизнь будут лечиться тем, что когда-то бабушка посоветовала. Пока то или иное лекарство не исчезнет из продажи, пить его не прекратят. Вызов на дом: бабушке плохо. Осматриваю, опрашиваю. Выясняется, что от давления та пьёт адельфан. Меняю схему лечения на современную, прихожу через две недели. Лекарства бабушка купила, но допивает адельфан. «На фига?» — «Не выкидывать же!»

Другая дама припёрлась со странными болями в животе. Осмотрел, направил к гинекологу, у которого лечилась месяц. В конце заявляется:

— Выпишите мне больничный!
— Не могу: у вас нет оснований, да и срок не соответствует законодательству.
— Выпишите, я же у вас была!

Господа, если нужен больничный, говорите сразу. Экстрасенсов у нас нет.

Обычно приём у меня длится четыре часа, затем два выделяется на обход домов. Сколько я потрачу на это времени — моё личное дело, поэтому я позволяю себе попить чай с коллегами, прежде чем продолжать работу. Стук в дверь:

— Можно?
— Приёма нет, идите к другому врачу.
— Там же очередь, а у вас всё равно никого нет, вы ничего не делаете.

Блин, я же не прошу владельцев магазина или кассиров в сберкассе во время их обеда обслужить меня, хотя зачастую из часа обеденного времени на харчи у них уходит минут пятнадцать. Врач — не человек, что ли?

Не перестают удивлять посетители категорий «только справку выдать» и «я просто спрошу». Объяснять таким людям, что надо брать явку и статталон в регистратуре, бесполезно. Фактически организуется вторая очередь.

Надписи на кабинете никто не читает. На просьбу надеть бахилы реагируют по-разному:

— У меня и так пенсия маленькая, чё я тут должна надевать?
— Да ладно, вы сами тут без бахил.
— Да у вас всё равно убирают...
#757
А я интерн. Нет, не тот самый. Нет, меня не показывали по телевизору. С теми полудурками из сериала у меня есть только одно сходство: диплом медицинского вуза, полученный в прошлом году. Я не пью на рабочем месте, не путаю аспирин с экстази и не сплю с медсестрами в ординаторской каждый день. Я даже на работу не опаздываю. Нет, я не идеален. Я не всё знаю и не всё умею, но я люблю свою работу и постоянно учусь.

Слово «интерн» теперь является для моих знакомых поводом к постоянным шуткам и подколам, а у пациентов вызывает недоверие ко мне как к специалисту. Люди, вы что, в самом деле настолько верите этому «чудо-ящику»?
#701
Эта история приключилась на дежурстве в одной из клиник. Дежурят девочки медсестры и посвящают практически все дежурство "войне" с новым мед. братом - студентом мед. института, страшно бестолковым и безруким, но решившим подработать в реанимации. Утро, после бессонной ночи дежурства, надо перестелить тяжелого больного в коме: все одевают резиновые медицинские перчатки, а мальчонка без них.
- Ты почему не надел перчатки? - спрашивает строго и одновременно измученно одна из сестер.
- Я посмотрел, там только правые, ни одной левой...
P.S. Для тех, кто не знает - поясняю - резиновая перчатка при выворачивании трансформируются в перчатку диаметрально противоположной конечности.
;