#3792
Ситуация. 4 часа ночи - разболелся живот, таблетки из аптеки не помогают. Болит сильно - терпеть нет сил. Звонок в скорую. Диспетчер - представилась, выяснила данные, на всё 2-3 минуты. "Ждите, скорая приедет". Приехали через 10 минут.Молодая врач, и видимо ученик. внимательно выслушали, доброжелательно, без эмоций. Распросили, померили давление, температуру, прощупали весь живот по очереди - сначала ученик, потом врач. Вкололи лекарство, не помогло, вкололи второе. Пробыли минут 40 у меня.

В общем все отлично. Спасибо нашей бесплатной медицине.
#3791
Бомжи бывают разные. Есть опустившиеся, деградировавшие личности, проживающие в подвалах и теплотрассах. А есть люди, попавшие в трудные жизненные обстоятельства и лишившиеся своего жилья. По этой причине проживающие где придётся. Вот к одному такому мужчине мы однажды приезжали.

В ту смену я была помощником у фельдшера С. Дали нас вызов в посёлок К. На предприятии мужчине 48 лет плохо.

Вызвавшие "скорую" и сам пациент встретили нас на улице. Пациента посадили в машину. Пояснили, что он БОМЖ. Ну как БОМЖ. Он прописан в квартире в городе Екатеринбург, но в силу каких-то обстоятельств там не живёт. А живёт он на этом предприятии. Работает и живёт там же. Начальство делает вид, что не замечает этого. Тоже видимо "вошли в положение".

Мужчина жалуется на сильный кашель, слабость, "наверно, температура, но не измерял". Считает себя больным два дня, а сегодня появилась боль в груди, усиливающаяся при глубоком дыхании. Фельдшер С. осматривает пациента, я бумажки заполняю. С. предлагает пациенту проехать в больницу:

- У Вас ОРВИ. Но так как Вы находитесь на улице, предлагаю проехать в больницу.
Пациент соглашается.
По дороге спрашиваю у С. Какой диагноз писать. Он говорит:

- Пиши ОРВИ и всё.

Я возражаю:

- Здесь не ОРВИ, а пневмония. Давай как пневмонию проведём.

На это С. отвечает:

- И не подумаю! Я лёгкие послушал. Ничего не услышал. Нет там ничего.

Я попыталась его убедить:

- Понимаешь, есть такая триада: высокая температура + катаральные явления (кашель) + боль в груди = пневмония. А пневмонию в первое время можно и не услышать. Пневмония у мужика. Точно говорю.

Но С. был непреклонен:

- И не подумаю ему пневмонию писать.

Я подумала, что нет мне дела до того, что С. напишет в карте вызова, а сопроводительный лист мне писать. И написала диагноз "ОРВИ. Внебольничная пневмония", чтобы не выпнули мужчину на улицу, а обследовали. И что бы вы думали? Положили мужчину в терапию с пневмонией. Вот вам "И не подумаю"!
#3790
Aliis inserviendo consumor
Сгорая сам, свети другим.

Так когда-то давным-давно сказал Гиппократ.

Или не говорил. Но вроде бы сказал. Он же придумал клятву, которую и по сей день торжественно приносят выпускники медицинских ВУЗов. Именно в эту клятву тычут врача, если тот посмел не подчиниться «хотелкам» пациента.

Если врач имел наглость отказать пациенту в приёме без очереди, не прибежал к пациенту домой, бросив все свои дела, не захотел по телефону лечить очередной недуг тёти Зои из третьего подъезда, отошёл съесть салат во время перерыва или не дай Бог, посмел взять деньги — сволочь! Клятву давал!

Так вот, хотелось бы спросить: — Вы, господа пОциенты, клятву-то читали? Вы серьёзно считаете, что врач — это робот, у которого нет никаких потребностей? Труд врача не должен быть оплачиваемым? Врач живет только проблемами и заботами пациентов, и своей жизни у него нет? Серьёзно?
#3789
Почему-то у нас медиков возводят в ранг божеств, а после сильно обижаются, если они не воскрешают мертвых. Человек всю жизнь лечился коньячком, с возрастом печень и не только начала отказывать. Побежал человек к медикам, а те ему отвечают: « Поздно вы к нам добрались, лет бы 10 назад хотя бы. А так - пожизненно таблетки и никакого алкоголя». Человек в обидах, плохие медики.

Дама лечила онкологию травами и лечебными заговорами по совету мудрых газетёнок, пришла к врачам с 4й стадией. От химии отказалась. Умерла. Родственники винят медиков. «Если б дальше травки пила - ещё б 100 лет прожила».

Мамаша лечила дитё уриной и заговорами, долечилась до гнойного воспаления - медики прописали антибиотики. Не давала, антибиотики вредные. Ребёнок в тяжелейшем состоянии попал в реанимацию. Не спасли. Опять виноваты медики.

Граждане, в первую очередь именно вы в ответе за ваше же здоровье и здоровье ваших детей. Если вы упорно издеваетесь над организмом, то никто, ни одна суперсовременная клиника и суперобразованный доктор не в силах вам помочь. Фактор времени неумолим, и если вы упустили момент, когда ещё можно что-то вылечить - не стоит винить медиков.
#3788
Доброе время суток! Дорогие друзья! Сколько может продолжаться гнобление медиков? Вы реально хотите всех медиков уволить? Сколько можно жаловаться на медицину? Постоянно вижу недовольных людей в регистратуре! Воот - вы сделали Call-Центр, теперь хрен дозвонишся! Ага! В регистратуру было гораздо проще дозвониться, спустя три часа, и то если повезет... Сам видел как регистраторы кладут трубку рядом с телефоном, чтоб бестолку не трезвонил....

Все улучшения принимаются только в штыки... Как бы мы не старались...

Да че тут говорить, врачи пачками увольняются и уходят в платные лечебницы... Продолжайте в том же духе - бабкам потом негде будет посидеть... У меня все...\

ПыСы: Простите, накипело...
#3787
Как-то, аккурат на день медицинского работника(2013 год по моему), угораздило меня проснуться часа в 3 утра от боли в пояснице, не очень сильной,но не утихающей. Т.к. вечером взмокший, попал на сквозняк первая мысль была- застудил. Решил прогреть в ванне, обычно облегчало чувствительно.
Но через 15 минут в ванне самочувствие стало только хуже.
Выйдя из ванны запустил инет, чтобы нагуглить номер скорой, а заодно пока жду и понять , что же это может быть.
Инет выдал : защемление нерва, почки и кучу диагнозов которые я не запомнил. Помня,что я эникейщик , а не клятвенник Гипократа, решил не испытывать судьбу и вызвал скорую.
Скоря приехала на удивление быстро, и уже через 10 минут я и моя девушка тряслись на "буханке" в другой конец города в нашу Центральную Городскую Больницу.
Привезли, положили в приемной и сказали ждать. О да...
Ждал я 5 часов, боль усиливалась, температура что удивительно держалась невысокая, в районе 37,7.
Боль была такой, что прошу прощения, аж рвало, сделали укол чего-то , но хватило этого всего на 10 минут, через пол часа недовольно пинаемые моей девушкой мне вкололи еще дозу, хватило примерно на столько же.

Когда в 9 утра наконец то пришел специалист по узи, меня отправили к нему. Сделав исследование , мне заявили, что это точно не почки, а аппендицит и его нужно вырезать.
Режьте нахрен, разве что и мог сказать я, но не все так просто. Хирург и анестезиолог будут еще через час.

Веселье продолжалось.

На моё счастье в это время с ночной шел какой то уставший медик( вроде как хирург, на мой стыд я так и не смог выяснить имени этого доброго человека), увидев скорчившегося меня на кушетке, он решил подойти и узнать что к чему, почему не обезболят.

Выслушав историю, с возгласом "какой на хрен аппендицит?!" , врач сказал лежать тут (а я то как раз собирался сваливать ), и побежал куда то звонить.

Через 15-20 минут приехала скорая, из БСМП - 2 , фельдшер
забрала меня и увезла в другое место.
Бл@, словно в другой мир попал. За 30 минут я сделал рентген , сдал тесты, повторное узи и был в кабинет зав.отделения.

Это был камень. Просто камень из почки пошел. На узи, левая почка была в 1,5 раза крупнее правой(со слов врача), как это не заметили в ЦГБ - осталось загадкой. Мне дали 1 укол ба@алгина в вену, и 6 часов ада закончились. Прописали фи@ализин,и еще какой-то препарат для того что бы камень проще вышел.

Вот я сижу и думаю. Здорово было бы отойти после операции и понять, что не, не фига, не аппендицит это был.
#3786
«Сколько же надо здоровья, чтобы быть инвалидом». Сколько раз пришлось убедиться в точности этого высказывания в наших реалиях…

Свежее наблюдение: в здание медико-социальной экспертизы заходит человек без ноги и на костылях. Человек, его сопровождающий, просит у сотрудников коляску, чтобы проще было перемещаться по зданию. А сам приём ведётся на втором этаже.

«Коляску дадим, но пользоваться ей можно только на первом этаже — у нас тут был несчастный случай, человек с коляски упал, поэтому руководство распорядилось…» — сопровождать инвалидов на колясках? Ха! — «Не пускать людей на колясках в лифт».

Вот уж точно, если политик во вторник выйдет из дома и упадёт, то запретит вторники.
#3785
О наболевшем!

Как же задолбали жизнеутверждающие сюжеты новостей о нашей прекрасной бесплатной медицине.

Там хорошо, вот тут отлично, где-то новый центр открыли с суперсовременным оборудованием. А на деле? Все врут. Говорю как человек, работающий в медицинском государственном центре крупного города. Оборудование есть и хорошее, а вот с исследованиями хуже, люди бесплатного исследования ждут по 7−8 месяцев.

Платно, естественно быстрее. Пациентов со сложными заболеваниями присылают из отдаленных районов области регулярно. Мест больше не становится, а очереди из желающих — наоборот. И хорошо, когда средства позволяют пройти исследования быстро и платно. Но как же быть с пенсионерами, у которых копеечная пенсия? Исследования конечно сделают, но ой как не скоро. А время в серьёзных заболеваниях играет основную роль.

Вот так и получается: нам показывают хорошую сторону медали, а в реальности мы видим только обратную сторону!
#3784
Да простят меня коллеги по врачебному цеху, но это простая констатация факта: получив диплом, мы, все без исключения, являемся лишь личинками врачей.

И лишь пройдя долгие и порой мучительные метаморфозы, через стадии развития от личинки до бабочки, мы становимся профессионалами своего дела.

Ну, или если сравнения с насекомыми покажется коллегам унизительными — другое сравнение, орлята с дипломами, слабые, глупые, не умеющие летать, мы годами тренируемся, чтобы в будущем воспарить в небо нашей безумно ответственной профессии умелыми орлами и уже сами обучаем следующее поколение орлят тонкостям полётов в бурю и штиль.

Зрелые орлы бдительно и строго учат орлят сначала просто махать крыльями, затем позволяют стать на крыло и совершить небольшой полёт, а потом другой, посложнее, а там, с годами, и последний полёт, где они, научив молодого орла летать, успешно охотиться и безопасно приземляться, дают добро на самостоятельные полёты.

Орлёнком быть очень непросто: бесконечные часы дежурств, тяжёлые теоретические и практические экзамены, годы изнурительных тренировок, полувоенная дисциплина, трагедии и триумфы — всё это нужно и можно перенести.

Что даётся труднее — постоянное общение с орлами, настолько превосходящими своих орлят, что начинаешь сомневаться в своих силах: а смогу ли я так полететь?

Необходимость абсолютного подчинения, ирония и сарказм инструкторов, их шутки, порой довольно жестокие, сама атмосфера послушания, на каждом новом этапе лёгкая дедовщина и много раз повторяющаяся тоска новобранца в новой казарме...

Именно это и является истоками мифологии орлят: легенды об умном орлёнке, оказавшемся умнее и рукастее матёрых орлов.

Их много, они передаются из поколения в поколение, очень поучительные, иногда — забавные, но всегда внушающие оптимизм и подымающие боевой дух рекрутов медицины.

На ваш суд — одна из таких историй, случившаяся так давно, что за полную истину я не ручаюсь, необычно для меня — не я герой этой истории, просто рассказчик.

Бабулька, приятная чистенькая старушка в платочке, почти лубочная бабушка из «Красной шапочки», уже который раз поступает с тяжёлыми и внезапными аллергическими реакциями, которые раз от разу становятся всё тяжелее и опаснее...

Так, сначала это были высыпания, потом опухание лица, а потом и нос с горлом стало закладывать, астма присоединилась, её последнее поступление по «Скорой» вообще было на грани анафилактического шока, еле спасли в реанимации.

Её я там видел мельком, перевели бабульку в обычное отделение, домой боятся отпускать — следующего эпизода она не переживёт, единодушно решили все...

И понеслось: консилиумы, светилы всех немыслимых высот и званий, осмотры студентов, интернов, резидентов, ординаторов — никто не мог поставить правильный диагноз.

Через две недели бабушке это серьёзно надоело, она устала от всего этого медицинского бедлама, стала проситься домой...

Нельзя, бабулька, пойдёшь домой — помрёшь.

А диагноза — нет...

Ясно, что аллергия, ясно что тяжёлая — а что её вызывает — непонятно...

Происходило это в те далёкие времена, когда динозавры типа меня были молоды: у нас не было тестов по выявлению аллергенов.

Бабушка, кстати, абсолютно здорова, за исключением сильной аллергической реакции на пенициллин, в молодости.

И тут появляется наш герой, студент пятого курса.

Пятый год — это даже не орлёнок, это эмбрион.

Им разрешают немного: посмотреть больных и не болтаться под ногами взрослых бойцов, всё.

В свите обходов — они в хвосте, низшие из низших в медицинской иерархии.

Бабулька его поначалу невзлюбила: усталая от всего этого цирка, перевидавшая кучу заслуженных-простуженных доцентов и профессоров и даже одного академика, она была не в настроении отвечать на те же вопросы в тысячный раз.

А вопросов он задавал много, нудный до ужаса, он попросил описать все события перед приступами.

И выяснил деталь, ускользнувшую от внимания светил: все они случались в одно время, полдник, закончив который бабушка попадала в приёмный покой.

Аха, аллергия пищевая...

Но почему только дома?

Почему ничего подобного не происходит в больнице.

Расспросил о диете, ничего необычного.

Никакой явной пищевой аллергии...

И тут талантливый сыщик превзошёл всех в занудстве: вместе с бабушкой он стал составлять дневник еды, что и когда она ела, день за днём, неделя за неделей.

И сколько бабушка ни поджимала губы — он медленно и методично составлял список потреблённых ею продуктов.

И всё время присутствовал чай:

« ... а потом я попила чаёк и началось!

Села пить чай и горло стало отекать!»

Аллергия от чая?!?!?

Его подняли на смех — неслыханно, раз.

Два — чай в больнице таких реакций не вызывает.

Молодец, конечно, выяснил, что, скорее всего, пищевая аллергия — а теперь ступай играть в песочницу.

Никуда он не пошёл, беседы с бабушкой продолжались, она к нему привыкла и даже полюбила за его искреннее желание помочь...

И вот тут, как результат доверия, бабушка увлеклась этой детективной работой, появились первые результаты: приступы начались прошлой осенью, ниоткуда.

Вроде бы она ничего не поменяла в своих привычках, но что-то произошло, именно осенью.

А что бабушки делают осенью?

Соленья с варениями и маринадами, ягоды, грибы, огурцы — всё, как полагается, из года в год.

«Так, бабулька, а что же было необычного прошлой осенью?»

«Сроду такого не случалось, варенье клубничное забродило, переваривала и закатала по новому..»

А, извиняюсь, что с вареньем-то?

«Как что? Да плесень завелась, я её сняла и переварила, хорошее варенье, я его до сих пор держу, потребляю потихоньку, уже немного осталось..»

В воздухе запахло эврикой, затаив дыхание, юный гений медицинского сыска задаёт последний, решающий вопрос:

«Варенье ты как, с чаем пьёшь?»

«Да, сынок, так уж привыкла..»

Затаив дыхание, ласково-умильным голосом только -только вылупившийся докторишка спрашивает:

«А на варенье взглянуть можно?»

«Отчего нет, соседку попрошу принести...»

Далее всё стало ясно: переваренное варенье сохранило следы плесени.

Помните про бабулькину аллергию к пенициллину?

Она и аукнулась, полвека спустя — и, как старая мина, рванула, как полагается, сильно, повторные аллергические реакции всегда злее первоначальной.

Такая вот история.

Что стало с орлёнком-вундеркиндом?

Не знаю, но где-то работает чертовски умный врач, ухитрившийся в младеченстве своей карьеры утереть носы, точнее, клювы сиятельных орлов медицины...
#3783
История одного пациента

Наше знакомство с ним началось в 2016г. Ко мне в кабинет зашел пациент, немного, тушуясь. Привлекал внимание своими габаритами и молодым возрастом. Учитывая, что я сам не слишком маленький, молодой человек был прилично крупнее меня, имел рост хорошо за 190см, и некоторый избыток веса. Жалобы классические для его заболевания, кровь и слизь в стуле, ощущение не полного опорожнения кишечника, боли и дискомфорт в прямой кишке. При осмотре per rectum опухоль сразу за анальным каналом. Уже тогда мне стало понятно, что его ждет сложная и не приятная операция.

После стандартного обследования и гистологической верификации процесса, был отправлен на предоперационный курс лучевой терапии на фоне химиотерапии. После проведена операция: брюшно-промежностная экстирпация прямой кишки с выведением колостомы. Сразу объясню это калечащая операция, учитывая год рождения пациента 1989 год. Суть её если коротко удаляется прямая кишка, область промежности зашивается наглухо, и кал идет в специальный мешочек, который клеится вокруг выведенной на переднюю брюшную стенку кишки. После этого провели 6 курсов химиотерапии.

И вот снова я увидел его уже зимой 2017г. Он пришел на контрольный осмотр. Старался бодриться, вида, что всё плохо не подавал. Старался, как он говорил: жить дальше. Приводил вслух доводы в поддержку, что это просто кишка не чего страшного. Беспокоился о своей потенции, говорит, что стали проблемы с этим. В целом не смотря на его показной боевой настрой впечатление, он производил удручающее. Было видно его внутреннее страдание, – которое он пытался скрыть за напускной бравадой. Но каково это было, жить дальше с этим ему 27 летнему парню на тот момент было видно. Работал он простым продавцом, и ему было не просто продолжать старый ритм жизни. Шло время он периодически, обследовался у меня, все обследования были хорошими, он продолжал храбриться. Единственным исключением было то, что, скорее всего рак киши у него, имел генетическую предрасположенность, и оставшаяся часть толстой кишки сплошь была покрыта полипами. Ему предложили операцию по удалению оставшегося толстого кишечника, но после столь длительного лечение он не хотел возвращаться к лечению. В настоящий момент полипы были доброкачественной природы, но их количество и вид говорили о том, что малигнизация их наступит рано или поздно. Так он наблюдался у меня в течении года.

Вновь его я увидел в феврале 2018г, он пришел несколько раньше срока. Его самочувствие сразу было подозрительным. Отдышка, боли в животе, голове, спине. Пот выступил по всей бледной коже крупными каплями. Ему было тяжело стоять. Клинически я заподозрил острый живот – с учетом наличие крупных полипов не исключался их перекрут. Быстрое обследование спустя час уже исключило эту версию. Все показатели гематологические, обзорный снимок ОБП, и УЗИ ОБП были в норме.

Ещё одна встреча состоялась через 2 недели были сделаны углубленное исследование для исключения отдаленных метастазов. Все показатели были хорошие кроме, снижение лейкоцитов, тромбоцитов, и эритроцитов. Снижение было не большое около 5% от нижней границы референсных значений. С учетом клиники и данных анализов было рекомендовано консультация гематолога.

Гематолог при стационаре, где располагается отделение гематологии. Напирает на прогресс рака кишки. На прием ко мне периодически приходят мама и бабушка пациента – в расстройстве просят помочь. Я развожу руки уверен что нашей патологии нет. Появляются в начале апреля 2018г. На руках ОАК в динамике. Сильнейшее нарастание панцитопении. Через главного врача направляем на повторную консультацию и комиссию к гематологам. Там комиссионо отказ от госпитализации и предложении лечь в городскую больницу в общее терапевтическое отделение. Из контекста узнал, что их смущает его колостома и в целом они думают, что это прогресс рака прямой кишки. Его кладут в городскую больницу, мест как всегда нет, жарко, место в коридоре. Условий никаких. Мать и бабушка опять у меня спрашивают, почему ничего не делают. Я не знаю, как ответить.

В начале мая после праздников я узнаю, что он умер. Некоторое время спустя вижу его в списках умерших. Код по МКБ С91.0 острый лимфобластный лейкоз. Из разговоров с участковым терапевтом с которой мы пытались как-то помочь ему выясняю: положили они его всё таки к себе в гематологию. Несколько дней после он умер.

Послесловие: по работе очень часто приходится видеть запущенные случаи, отказ в лечении и прочее. Но вот этот случай оставил очень сильный след. Парень длительно умирал, а я постепенно наблюдал, что ему становиться все хуже. Бессилие и не способность повлиять на происходящее.

Есть мнение, что пока есть память о человеке, то он жив.