#3743
С 5 лет диагнозом бронхиальная астма.

Суть - страдала ей исключительно по октябрям, но страдала жёстко.

Само действо: мне 15 (16-17) лет. Приступ. Сальбутамол не помогает. Мама вызывает скорую. Приезжает врач, одна. Говорит, что я симулирую (шикарно симулирую, уже кожа мраморная) , но, так и быть вколет эуфилин. Вколола, укатила.

Не помогает. Дышать вообще не могу.

Вызываем повторно. Приезжает другая врач, ругается на маму: "Это ж твой ребенок! Ей плохо, почему не настояла на госпитализации? "...

И укатила я в реанимацию )))

Я к тому, что врачи бывают разные. И спасибо небу за адекватных!

К слову, с астмой я сейчас "дружу") знаю, от чего и почему, и могу предотвратить приступы. Медикаментозно.
#3742
Сейчас посмотрела сюжет в новостях о враче-онкологе, который обнаружил у себя рак желудка уже на 3 стадии и все удивляются, как врач, который борется с раком, проглядел его у себя.
У меня в семье схожая ситуация. Моя мама, врач с более чем 38-летним стажем, диагностировала у себя рак также на 3 стадии. Экстренно ее прооперировали и меня вызвал главврач реанимации. Ее ввели в состоянии комы, чтобы избежать болевого шока после операции. Я спросила у него, как так? Почему врач и пропустила и тогда он мне ответил - у нас, у врачей, синдром Бога. Мы думаем, что никогда не заболеем, мы же врачи, мы же лечим. Год я езжу с мамой по онкоцентрам и общалась с многими людьми в этих заведениях и у всех одна история - что-то болело, температура была, но болеть некогда, надо работать. А по итогу - рак уже в запущенном виде.

Берегите себя и своих близких.
#3741
Работаю в колл-центре одного крупного медицинского центра, записываю пациентов на приём к врачам.

Звонок. Далее Я-я, М-мамочка.

Я: Медицинский центр бла бла бла, L, здравствуйте!

М: Здрасьте, хочу ребенка записать к гастроэнтерологу.

Уточняю ФИО, нахожу карту в базе. Ребенок 5 лет.

Я: Жалобы какие у ребенка?

М: Три дня уже понос и рвота. Понимаете, он уже третий день по вечерам объедается мойвой и его потом рвёт.

Мойвой, Карл! А не давать ему мойву ты не пробовала, куропатка??? У меня вообще с этим словом одна ассоциация. В детстве кот был, его мойвой кормили постоянно, так он умер от мочекаменной болезни, всё говорят из-за мойвы.
#3740
Мы иногда общаемся с родственниками из плохих анекдотов. Мне раньше казались такие ситуации просто невероятными, анекдотичными и просто придуманными, но к сожалению это правда. Правда из изнанки нашей жизни.
Несколько лет назад в отделение зашел родственник к пациентке с геморрагическим инсультом. Вроде как в последний раз повидаться, подержаться за ручку, пустить скупую мужскую слезу и сказать прощальное слово. И представьте удивление сестер, когда этот близкий сердцу родственник невозмутимо достал рулетку и стал измерять рост и ширину ещё далеко не остывшего тела.
А вот совсем недавно- к нам привезли мужчину в состоянии клинической смерти. Шел обследоваться и внезапно упал. Сразу скажу - там тромбоэмболия легочной артерии. Непрямой массаж сердца, ИВЛ мешком, интубация, искусственная вентиляция аппаратом, дефибрилляция, массаж, адреналин, дефибрилляция, ИВЛ...
Нет, не удалось, не спасли мы его.
Звоним родным, так мол и так, сделали всё что могли в наших силах, но к нашему сожалению Ваш родной человек умер. Ответ женщины:

- Вот казёл, теперь придется трёшку делить!

Врач, потерял дар речи и положил трубку.
#3739
Суточное дежурство. В отделении нас двое докторов, один - ответственный реаниматолог, на мне, соответственно, наркозы.
Второй час ночи, у нас небольшая запарка, народ вздумал поболеть, причем нехило так поболеть, в реанимации, принимаем больных (троих сразу). Немножко в мыле, тут звонят хирурги, приходите, мол, у нас тут аппендэктомия, пациентка уже на столе.
Прихожу. На столе лежит бабулечка - божий одуванчик, смотрю историю, бабульке 92 года (92, Карл!). Представляюсь. Немного сомневаясь в бабулькиной адекватности, приступаю к опросу. На удивление, на вопросы отвечает четко и ясно, в личности, времени и пространстве ориентирована, на вопрос о хронических заболеваниях отвечает:
-Внучок, я сроду ничем не болела, таблеток не пила, вот живот прихватило, правнук и привез, я не хотела ехать, чего людей отвлекать по пустякам.
оО, думаю, нормально так, спрашиваю, мол, даже давление не беспокоит? Не беспокоит, отвечает. Меряю. 120/70, космонавтка блин. Я опять подступаюсь, уже просто интересно, ну неужели ничего и никогда не болит??? Бабуля отвечает:
-Внучок, это ваше поколение заболевает от любого чиха, а мы войну прошли.
Ну ладно, раз не беспокоит ничего, значит будем начинать потихонечку.
Тут бабулька голову приподнимает, осматривает меня внимательно, и выдает:
-Внучок, напомни, кто ты такой, а то я не запомнила?
-Анестезиолог, буду вам наркоз давать, - говорю.
Бабулька (с сомнением в голосе): Что-то ты больно молод... Позови-ка мне директора.
На что я с гордостью отвечаю:
-Я сегодня директор.
Сзади голос хирурга:
-Але, директор, ты долго еще пи@*оболить будешь? Шевели ложноножками, у нас работы еще навалом.
З.Ы. С бабулей все нормально, через неделю благополучно выписали=).
#3738
К истории 3370.
Прочитал пост, сказать, что удивился, значит ничего не сказать.
"Я — студент последнего курса одного из лучших медицинских вузов России". Хотелось бы хотя бы аббревиатуру, а то, знаете ли, "одного из лучших медицинских вузов России" - как-то весьма расплывчато.

Закончил московский медвуз в 2005 году. Об учебе только теплые воспоминания, с одногруппниками общаемся достаточно тесно, обязательные ежегодные встречи. О преподавателях тоже не могу сказать ничего плохого, были, конечно, отдельные кадры, но это единичные случаи, а так профессорско-преподавательский состав у нас был на высоте. До сих пор иногда забегаем к нашему преподавателю по госпитальной терапии, замечательная женщина и преподаватель, низкий поклон ей. Да сложно перечислить всех: преподаватель по анатомии, биохимии (строгий черт, заведующий кафедрой, но биохимию мы знали на "ура"), пропедевтике внутренних болезней, педиатрии, инфекционным болезням, и многие другие. Особенно запомнился мне зав. учебной частью кафедры психиатрии и наркологии. Я пропустил весь месячный цикл по причине сломанной ноги, и ездил к нему на отработки после снятия гипса. Занимался я самостоятельно, но если что-то было непонятно, он всегда объяснял-разъяснял и показывал. Спасибо ему огромное, что тратил на меня свое личное время.

На лекциях особо не пасли (если только на факультетский терапии, но там лекции читал ректор, и читал, надо сказать, очень достойно, на них ходили не только студенты, но и врачи), пропущенные занятия (есть справка или нет, неважно) приходилось отрабатывать, но это правильно, ведь не скажешь же пациенту:" Извините, я не в курсе, что с вами, потому что именно эту тему я проболел".

В ординатуру я попал без всяких проблем, причем в бесплатную. Возможно, потому, что моя специальность(анестезиолог-реаниматолог) не пользуется такой популярностью как, например, акушерство и гинекология, вот туда действительно не пролезешь без мыла.

Ординатура - это отдельная история. Я до сих пор общаюсь с доктором, к которому был прикреплен, и который меня всему учил. Я очень хотел остаться в той больнице, в которой проходил ординатуру, но так вышло, что пришлось идти в другую (о чем совсем не жалею).

Никто в первые пять лет не относился ко мне, как к предмету интерьера, да, молодой врач, да, опыта мало, но на это есть старшие товарищи, которых можно всегда позвать на помощь, и никто не будет тыкать в тебя пальцем со словами:"Криворучка!". Да, иногда привозили тяжелые случаи, мне, естественно, хотелось сходить на наркоз, а заведующий предпочитал более опытного доктора. И я его понимаю, и никогда не обижался.

Сейчас я уже считаюсь достаточно "опытным" доктором, мое любопытсво удовлетворено на все 100%, и я просто делаю свою работу, которую очень люблю. Никогда не жалел о том, что стал тем, кем стал, и вряд ли пожалею когда-нибудь. Это МОЁ, и все тут=).

Прочитал этот "крик души", и создалось впечатление, что автор живет в какой-то другой реальности... Такие вот посты отбивают у людей всяческое желание идти в медицину, и я их понимаю. Может, автору просто очень не везет на людей?
#3737
Привезли к нам однажды наркомана с абстинентным синдромом. И положили его в отдельную палату (есть в отделениях реанимации такие палаты, "гнойно-септические", туда идут пациенты с анаэробной инфекцией, сепсисом и т.д.) по причине отсутствия мест в других палатах. Вернее, места были, но там лежали пациенты "стабильные", в сознании, решили не класть к ним товарища наркомана, пускай спокойно себе выздоравливают.
Отдали его мне, а ломка у него нехилая была, поэтому посадили мы его на ИВЛ. Лежит он себе, лечится, никому не мешает, и тут подходит ко мне медсестра, и говорит:
-Доктор, там мама нашего наркомана пришла, выйдите, поговорите с ней.
А наркоману нашему было 22 года. Думаю, ну женщина, лет так за 40, хрен там.
Выхожу. Стоит бабуля глубоко за 90 (потом выяснилось, что ей 56), в платочке, пальтишке драненьком, на ногах вообще непонятно что, а на улице не май месяц, ноябрь уже. Спрашивает:
-Доктор, как там сыночек мой?
Я отвечаю, что нормально, насколько это возможно в данной ситуации, она лезет за пазуху, вынимает платочек носовой, разворачивает трясущимися руками, достает помятую купюру, и протягивает мне:
-Вот, это вам, вылечите моего Димочку.
Я аж отшатнулся, еще и покраснел при этом. Попросил деньги убрать, она стоит и говорит:
-Вы не думайте, это мои денежки, то, что спрятать удалось, чтобы не нашел, кушать-то на что-то надо. Но сыночек же, поэтому принесла вот вам.
Чувствую, комок к горлу подступает (да, мы не чурбаны, и ничто человеческое нам не чуждо), спрашиваю:
-Единственный ребенок? И как так получилось-то, что наркоманом стал?
Она отвечает:
-Нет, еще 2 дочки, старшие, хорошие девочки, семьи свои, помогают мне, но Димочка все деньги отбирает. В компанию попал плохую, а так он хороший.
Я спрашиваю:
-Еще и бьет небось?
Она (сильно покраснев):
-Да нет, как можно, он у меня хороший, ну только если уж очень долго не может найти деньги, то бывает. Но это очень редко. Вы его вылечите, прошу вас, сыночек же...
Я отвернулся, прокашлялся, поворачиваюсь к ней:
-А в милицию не пробовали обращаться?
Ну, в принципе, можно было не спрашивать, ответ все тот же:
-Как же в милицию-то, сыночек же, кровиночка родная, и т.д. и т.п.
Говорю, вылечим мы вашего сыночка, она благодарит, разворачивается и уходит, сгорбившись, и шаркая ногами. А я стою, смотрю ей вслед, и чувствую, как кулаки сжимаются.
Вернулся в отделение, видимо, на лице что-то было написано, подошла ко мне старшая сестра наша (уже далеко не молодая, и таких наркоманов и их матерей навидавшаяся), и говорит:
-Ты успокойся, иди вон чайку попей, а хочешь, я тебе спиртику грамм 50 налью, только в палату щас к нему не заходи. Таких "Димочек" у тебя еще много будет, уж поверь.
От спиртика я отказался, чаем обошелся, но желание было прямо дикое войти в палату, вытащить ему трубку интубационную, и в жопу запихнуть, поглубже. А аппарат наркозно-дыхательный на е@ало опустить, с размаху. Сильного. Да, вот такой я злой.
С тех пор наркоманов на дух не переношу. Если приходится лечить - лечу, но эмоции при этом далеко не самые приятные. Обеими руками за введение смертной казни для наркодилеров. Причем, если поймали с поличным, то никаких судов, на месте пристрелить, как собаку бешеную. А наркоманов собрать на какую-нибудь старую баржу, в море, и утопить к е@еням! И не нужно рассказывать, что они не соображают, что делают, когда соглашаются на укол/таблетку/сигарету. Сейчас только ленивый не знает о вреде наркотиков, везде об этом и говорят, и пишут. Но нет, каждый думает, что он особенный, это другие подсаживались после первой же инъекции, а у него все будет по-другому. Дебилы, бля@ь!
Товарищи наркоманы (хотя я сильно сомневаюсь, что товарищи наркоманы прочитают данный пост, я сомневаюсь, что они вообще что-то читают)! Если вам плевать на свое здоровье, ради бога, мне тоже насрать, сдохнете, туда вам и дорога. Но прежде чем сделать свою первую инъекцию, подумайте о своих близких, о матерях в первую очередь. Они-то за что должны страдать из-за вашего долбо@бства?
З.Ы. Мама Димочки приходила еще пару раз, слава богу, не в мои смены, ее наши сестры чаем поили и кормили (в нарушение всевозможных норм, приказов, указов и распоряжений). В такой ситуации срать хочется на все эти нормы. Хоть так помочь человеку, если по-другому не можем. Димочку вскоре от нас забрали, их с мамой дальнейшая судьба мне неизвестна. Хотя могу предположить, что Димочка в скором времени склеил ласты, так как уже тогда организм был изношен, как у глубокого старика.
Фух, выговорился...
#3736
Учился я тогда в ординатуре по анестезиологии-реаниматологии. Ходил на дежурства, постигал премудрости профессии, в общем, обычный себе ординатор. Учили нас в том числе и манипуляциям, и вот одна из них - постановка катетера в центральную вену (яремная, подключичная или бедренная).
По ряду причин наиболее удобным кровеносным сосудом является подключичная вена (чаще правая), вот катетеризации подключички и уделялось наибольшее внимание (к слову, учили катетеризировать все, но подключичку я поставлю ночью, вдрызг пьяным и с закрытыми глазами :D).
Итак, этап обучения на трупах пройден, подключички пациентам в бессознательном состоянии идут на "ура", а вот с пациентами в сознании небольшая загвоздка: мне страшно (такое тоже бывает). Причем, если рядом стоит доктор и наблюдает, делаю все хорошо и быстро, остаюсь один - ступор.
И вот очередное дежурство. Выходной. Тишина. Сижу в ординаторской, заполняю истории болезни. Заходит доктор, к которому я был прикреплен (до сих пор поддерживаем отношения, очень ему благодарен, ведь всем, что я знаю и умею, я обязан ему), и говорит:
-Там подключичку надо поставить, давай, ноги в руки, и вперед.
Радостно подскакиваю, вылетаю из ординаторской, только потом спрашиваю:
-Пациент в сознании?
-В сознании, - отвечает доктор.
Я притормаживаю, начинаю впадать в свой любимый ступор, а доктор мне вслед:
-Иди, готовь все, я сейчас приду, не переживай.
Я успокоился, пошел в палату, там женщина 52-х лет. Я с ней поговорил, объяснил, что собираемся делать, про возможность ятрогенных осложнений (осложнения, вызванные врачебной манипуляцией), беру информированное согласие, тут приходит доктор. Я все разложил на столике, натянул стерильные перчатки, взял шприц...и тут доктор заявляет:
-Так, ты пока начинай, а я пойду с родственниками пообщаюсь, давно ждут уже, я на 5 минут, сейчас вернусь. И уходит. Я стою, как дурак, со шприцем в руке, смотрю на пациентку. Она на меня. Я на нее...Пауза затягивается...П (пациентка), Я (я), Д (доктор).
П: Доктор, а чего мы ждем?
Причем поза у нее далеко не самая удобная - на кровати без подушки (должна быть ровная поверхность), голая, голова развернута влево. т.к. ставить собираюсь правую подключичку, руки по швам, правая развернута ладонью вверх. Ну, не раком, конечно, и не мостик, но тоже не совсем комфортно.
Я: Сейчас доктор придет, и мы начнем.
П (поворачивая ко мне голову, с неподдельным изумлением): А вы кто?
Я: Я врач-ординатор.
П: Ну врач же?
Я: Ну...как бы...да...но все-таки...почти уже...
П: Институт закончили?
Я: Конечно.
П: Значит, врач.
Я: Ну, вообще-то да, но еще как бы не совсем...
П: Нет врачей "совсем", или "не совсем". Или врач, или нет. Закончил ВУЗ - значит, врач.
Я: Э...
П: Сынок, ты меня обо всем предупредил, согласие я подписала. Перед тобой дама голая лежит, а тут у вас не жарко. Делай давай.
И отворачивает голову обратно в левую сторону.

Я выдохнул...и сделал. Быстро, хорошо и не больно. Больше таких проблем у меня не возникало, подключичек у пациентов в сознании я не боялся. Хочу сказать огромное спасибо той женщине, которая понимала, что я боюсь больше нее, и все-таки меня подбадривала. И отдельное спасибо моему доктору, который влетел в палату сразу, как только я закончил манипуляцию.
Д: Ну вот, молодец, а ты боялся.
Я: Ну а чего было делать-то, вы к родственникам ушли, мы тут ждем, ждем...
Д: Никуда я не уходил, я под дверью стоял, все слышал и видел.
Я: оО, фигасе, ну вы...нехороший человек.
Д: А как еще было тебя заставить перешагнуть через свой страх? Ладно бы, не умел выполнять манипуляцию, но ведь умеешь, а страх какой-то иррациональный присутствует.
Вот ему отдельное спасибо, а то ходил бы до сих пор на подключички за ручку со "старшим товарищем":D.
#3735
История из тех далеких времен, когда я был ординатором. Было у нас в больнице отделение хирургии кисти, сталкивались мы с ними очень редко, так как все свои операции тамошние хирурги проводили либо под местной, либо под проводниковой анестезией, коей, кстати, мастерски владели.
Но однажды попросили дать пациенту наркоз. Причина была весьма банальна: очень нервный пациент, до обморока боится предстоящей операции, ни в какую не соглашается на местное обезболивание. Хорошо запомнил пациента, лицо кавказской национальности, они почему-то очень боятся хирургических вмешательств (впоследствии неоднократно с такими сталкивался).
Ну, пошли мы с доктором. Я ординатор, лицо бесправное, учусь, смотрю, помогаю.
Пришли. А в хирургии кисти тогда стоял аппарат "Полинаркон", это такое чудо советской промышленности, что словами не описать. Коротко - чтобы пациент дышал, кто-то должен в течение всей операции ритмично сжимать мешок. И этот "кто-то" конечно же я=).
Началась операция, я сижу сжимаю мешок, сначала руками, потом зажал между коленками, потом снова руками. В общем, вспотел изрядно за полтора часа наркоза.
Но вот, слава богу, хирурги закончили. Мы потихонечку будим пациента. Надо сказать, что во время наркоза руки пациента всегда привязаны к операционному столу. Вот проснулся он, доктор посмотрел, все нормально, экстубировал...
И тут началось самое интересное. Пациент задергался, покраснел, как помидор, хрипеть начал. Доктор никак не может понять, что такое, отдает распоряжение готовиться к повторной интубации. И тут сзади голос нашей анестезистки:
-Доктор, руку отвяжите ему.
Отвязываю руку, рука поднимается...и начинает остервенело чесать нос. И сразу пациент успокаивается. Все приходит в норму, мы с облегчением выдыхаем.
После наркоза у многих сильно чешется нос, а объяснить это внятно пациент еще не в состоянии. Спасибо сестре-анестезистке, а то заинтубировали бы мужика опять :D. Даже опытный врач (коим являлся анестезиолог) не всегда может сообразить в такой ситуации, что дело в чешущемся носе, тем более мозги доктора всегда повернуты на поиск чисто медицинской причины, а "зачесался нос" и "свербит в попе" далеко не всегда приходит в голову.
Но выводы я для себя сделал.
#3734
Очередное дежурство времен моей анестезиолого-реаниматологической молодости=). Суббота. 11 утра. Тишина и покой, операций нет, пациенты в отделении стабильные. Красота! И тут звонок от хирургов. Голос в трубке, похрюкивая, говорит:
-Товарищи анестезиологи, вы нам нужны, приходите, вам понравится.
Далее следует ржач, и трубка вешается.
Ответственный мне говорит:
-Иди, посмотри, че там у них за цирк.
Прихожу в приемник, гадая что тут у них такого веселого. А тихонечко хихикает все приемное отделение. Далее Я (я), Х (хирурги), П (пациент).
Я: Ну что тут у вас за шоу?
Х: Инородное тело прямой кишки.
И показывает мне рентгенограмму, на ней четко видна бутылка. Я такое первый раз видел (это потом уже что только в прямой кишке не находили), сильно удивился, спрашиваю, где пациент. Мне показывают. Подхожу. На каталке лежит мужик...Нет, не так, МУЖИК! Огроменных размеров, толстый и красный (как потом выяснилось, ему было очень неудобно, поэтому краснел постоянно).
Я: Добрый день, я анестезиолог такой-то.
П: Здравствуйте.
Я: Ну, рассказывайте, что с вами случилось.
П (краснея, бледнея, потом снова краснея): Ну я это, вчера выпивали, я немножко выпил, опьянел, ну и...
Замолкает.
Я: Ну-ну, не стесняйтесь, рассказывайте.
П: Поскользнулся, упал на бутылку, и вот...(разводит руками).
Сзади чей-то сдавленный голос:" Ага, и так точно упал, ворошиловский стрелок прямо", и хихиканье.
Ну что поделать, мы тоже люди, а ситуация и впрямь, скажем так, забавная. Опрашиваю пациента на предмет хронических заболеваний, аллергии. и т.д., подхожу к хирургам.
Я: Что планируете? Лапаротомию?
Х: А говорят, мы кровожадные, что нам только бы резать. Обратился он сразу, перфорации нет, попробуем сначала так извлечь.
Я: А зачем анестезиолог-то вам тогда?
Х: Наркоз ему дайте, пожалуйста, он здоровый лось, надо, чтобы расслабился хорошо.
Я: Хорошо, будет вам наркоз.
Иду обратно к пациенту, прошу открыть рот, чтобы оценить степень сложности интубации трахеи, и понимаю, что нихрена не вижу. Пациента подают в экстренную операционную, я звоню в отделение, объясняю, что интубация предполагается трудная, сам могу не справится.

В операционную поднимается ответственный реаниматолог, и мы начинаем. Подробно описывать не буду, скажу только, что уже была мысля эндоскопистов на интубацию вызывать, но ответственный все-таки заинтубировал, используя улучшенное положение Джексона. Выдохнули. Пациент спит, дальше дело за хирургами.
Х (усиленно ковыряясь в заднем проходе пациента): Блин, почему всегда бутылки вводят горлышком, а? Почему никто не думает, что вынимать за донышко гораздо труднее?
Я: Эм...Даже не знаю, что сказать, я никогда не пробовал...
Х: Даже и не думай, вынимать потом сам будешь!
Ржач. Наконец, ура, бутылка отказывается в руках хирурга.
Х: Е"@а, неужели достали?
Я: Слава яйцам.
2-й Х: Макс, дивись, это "Гжелка"! У тебя такой в коллекции еще нет.
А хирург наш собирал коллекцию предметов, извлеченных из пациентов (ну такой вот он извращуга).
Х: Да она, гм, не очень чистая...
2-й Х: Да ладно, отмоешь, тебе не привыкать. Кстати, там вон на донышке еще водочка плещется, можешь хряпнуть заодно, за удачно проведенную операцию.

Грохнула вся операционная. Хирурги, подшучивая друг над другом, ушли, унося 0,25 бутылку в пакете. А мы решили забрать пациента в отделение и немного повентилировать, интубация была трудная, так что не повредит.
Проходит несколько часов, прибегает медсестра, говорит, что товарищ "сбутылкойвжопе" изволили проснуться. Ответственный мне:
-Иди, это твой пациент, решай вопрос об экстубации.
Прихожу в палату, провожу несколько простых тестов, чтобы решить, готов ли пациент самостоятельно дышать, вижу, что все норм. А он руками машет, понимаю, трубка мешает.
Я: Я сейчас трубку уберу, а вы мне расскажете, зачем бутылку в попу засунули.
Пациет усиленно кивает.
Я: А если не расскажете правду, я снова вам трубку засуну. Естественно, не засунул бы ничего и никуда, но пациент-то не в курсе. Кивает еще более остервенело. Экстубирую. Жду, пока прокашляется и продышится.
Я: Ну и зачем?
П (краснея): Ну я, это, того, ну...
Я: Смелее!
П: (краснея еще больше): Доктор, только вы никому не говорите, ладно?
Я: Врачебную тайну еще никто не отменял.
П: Доктор, я это...Пид@рас, вот!
И облегченно прикрыл глаза. Не знаю, как я сдержался в палате, но когда вышел, ржал, как конь педальный.