#3962
На отделение поступает девчонка, 24 года. Диагноз-обезвоживание. Кладем под капельницу, сразу понимаем, что проблема не только физическая. Девчонка молчит, смотрит в потолок, почти не разговаривает. А сама девочка чудная, рыжая, веснушчатая, даже в таком состоянии видно, что красавица. Рядом отец, двухметровый амбал с тяжелым аргентинским акцентом. Мать, как выяснилось, с ними не живет... .
Отец сообщает, что дочь два дня не ест, не спит, плачет. Да, несчастная любовь. Ну, дело привычное, подключаем социалку, психолога. Но после обеда у девчонки наступает системный кризис, падают почки... . Переводим в интенсивку, интубируем, все дела... . Отец рядом, черный как смерть.
А на следующий день появляется ОН. Молодой мужик, чуть за тридцать, на пальце кольцо.
Три дня они так и просидели около нее, один с одной стороны, один с другой. За все время похоже даже не переговорили ни разу.
Дрались мы за нее серьезно. Выкарабкалась. Идет, шатается, но на своих двоих. А эти двое ее с двух сторон держат.
Дней через пять после выписки приходит ее отец в отделение, цветы и чуть не ящик вина дорогущего, для персонала. Ну, понятно, сестры наши его тут же в оборот взяли.
Эти двое, как выяснилось, познакомились в каком-то чате, разговорились да так, что все на свете забыли. Договорились встретиться и, как говорится, любовь с первого взгляда. А мужик женат. А у девочки принципы-чужой семьи не разрушать. Рубит все контакты, запирается в комнате и остальное известно.
Отец ее сказал, что парень этот все это время у них живет, от нее ни на шаг не отходит. А что дальше будет? Улыбнулся, покачал головой, сказал что будет хорошо... .
Что там дальше было не знаю. Но у нас после этой истории все отделение ходило и блаженно улыбалось.
;