#3872
В детстве, лет 12-13 мне было, расковыряла редкий для раннего пуберата прыщик. Даже не расковыряла, а сковырнула. В уголке губ, которые на лице. (Знаю я вас, гусар). Ну и разнесло. Асимметричный хомяк я стала, а не и без того некрасивая девочка. И хомячья щека эта ещё и греется как-то.
Семейный консилиум решил - флюс. Не, ну, логично - лицо, щека, греется. А то, что зуб не болит - ну мало ли. Щека болит? Болит, ну вот, а зуб ты не чувствуешь просто.
А далее был месяц самолечения. В ход шло почти все: полоскания, примочки, компрессы и главный танцор нашего семейно-медицинского диско: а@пирин. В моей семье вообще культ а@пирина.
Как вы понимаете - не спасло. И меня, уже не плачущую, а тихо подвывающую повезли в стоматологию.
Стоматологу достаточно было посмотреть и дотронуться, чтоб улететь на реактивной тяге и с орбиты заорать родителям: "Вы там охренели что ли? Фурункулез на лице, три дня до смерти! Срочно в челюстно-лицевую хирургию!!!" Глас вопиющего достиг ушей и уже через час я была в больничке.
Казалось бы: хэппи-энд? Хрена-с. Мест нет, лежу в коридоре, день лежу, два лежу. На третий решили что-то поделать. Но что же может помочь? Операция? Пфффф.... Слишком просто. Голосом Дуримара: герудотерапия. Кому не сработала подсказка, объясняю - пиявочки. Следующие три дня я была не одна. Со мной были мои верные кровососущие друзья.
Потом внезапно из запоя вернулся здравый смысл, и меня повезли на операцию. Однако оказалось, что здравый смысл оставил там, в запое, дежурного - врача, который должен был эту операцию делать. Но медсестра, милая женщина со статью и замашками немецкого офицера, сказала, что и сама справится.
Мне было уже все равно. При виде иглы с анастезией я даже не вздрогнула. На моменте, когда игла побила насквозь мою щёку и анастезия полилась в горло (как вы понимаете, все должно было быть несколько иначе) я лишь удивлённо взглянула. И сообщила, что что-то пошло не так. Офицер отмахнулась и начала резать. На живую.
Резко ожила и я и, неожиданно для себя, проявила талант подстать Витасу. Далее болевой шок стёр мои воспоминания.
Всё что осталось в памяти: следующие две недели я показывала фокус. Затыкаем рот, нос и дышим через дырочку в правом боку щеке, той, куда воткнулась вражеская игла.

Так что, врачи меня спасли, но с потерями со стороны барабанных перепонок. И да, я теперь люблю пиявок.
;