#3783
История одного пациента

Наше знакомство с ним началось в 2016г. Ко мне в кабинет зашел пациент, немного, тушуясь. Привлекал внимание своими габаритами и молодым возрастом. Учитывая, что я сам не слишком маленький, молодой человек был прилично крупнее меня, имел рост хорошо за 190см, и некоторый избыток веса. Жалобы классические для его заболевания, кровь и слизь в стуле, ощущение не полного опорожнения кишечника, боли и дискомфорт в прямой кишке. При осмотре per rectum опухоль сразу за анальным каналом. Уже тогда мне стало понятно, что его ждет сложная и не приятная операция.

После стандартного обследования и гистологической верификации процесса, был отправлен на предоперационный курс лучевой терапии на фоне химиотерапии. После проведена операция: брюшно-промежностная экстирпация прямой кишки с выведением колостомы. Сразу объясню это калечащая операция, учитывая год рождения пациента 1989 год. Суть её если коротко удаляется прямая кишка, область промежности зашивается наглухо, и кал идет в специальный мешочек, который клеится вокруг выведенной на переднюю брюшную стенку кишки. После этого провели 6 курсов химиотерапии.

И вот снова я увидел его уже зимой 2017г. Он пришел на контрольный осмотр. Старался бодриться, вида, что всё плохо не подавал. Старался, как он говорил: жить дальше. Приводил вслух доводы в поддержку, что это просто кишка не чего страшного. Беспокоился о своей потенции, говорит, что стали проблемы с этим. В целом не смотря на его показной боевой настрой впечатление, он производил удручающее. Было видно его внутреннее страдание, – которое он пытался скрыть за напускной бравадой. Но каково это было, жить дальше с этим ему 27 летнему парню на тот момент было видно. Работал он простым продавцом, и ему было не просто продолжать старый ритм жизни. Шло время он периодически, обследовался у меня, все обследования были хорошими, он продолжал храбриться. Единственным исключением было то, что, скорее всего рак киши у него, имел генетическую предрасположенность, и оставшаяся часть толстой кишки сплошь была покрыта полипами. Ему предложили операцию по удалению оставшегося толстого кишечника, но после столь длительного лечение он не хотел возвращаться к лечению. В настоящий момент полипы были доброкачественной природы, но их количество и вид говорили о том, что малигнизация их наступит рано или поздно. Так он наблюдался у меня в течении года.

Вновь его я увидел в феврале 2018г, он пришел несколько раньше срока. Его самочувствие сразу было подозрительным. Отдышка, боли в животе, голове, спине. Пот выступил по всей бледной коже крупными каплями. Ему было тяжело стоять. Клинически я заподозрил острый живот – с учетом наличие крупных полипов не исключался их перекрут. Быстрое обследование спустя час уже исключило эту версию. Все показатели гематологические, обзорный снимок ОБП, и УЗИ ОБП были в норме.

Ещё одна встреча состоялась через 2 недели были сделаны углубленное исследование для исключения отдаленных метастазов. Все показатели были хорошие кроме, снижение лейкоцитов, тромбоцитов, и эритроцитов. Снижение было не большое около 5% от нижней границы референсных значений. С учетом клиники и данных анализов было рекомендовано консультация гематолога.

Гематолог при стационаре, где располагается отделение гематологии. Напирает на прогресс рака кишки. На прием ко мне периодически приходят мама и бабушка пациента – в расстройстве просят помочь. Я развожу руки уверен что нашей патологии нет. Появляются в начале апреля 2018г. На руках ОАК в динамике. Сильнейшее нарастание панцитопении. Через главного врача направляем на повторную консультацию и комиссию к гематологам. Там комиссионо отказ от госпитализации и предложении лечь в городскую больницу в общее терапевтическое отделение. Из контекста узнал, что их смущает его колостома и в целом они думают, что это прогресс рака прямой кишки. Его кладут в городскую больницу, мест как всегда нет, жарко, место в коридоре. Условий никаких. Мать и бабушка опять у меня спрашивают, почему ничего не делают. Я не знаю, как ответить.

В начале мая после праздников я узнаю, что он умер. Некоторое время спустя вижу его в списках умерших. Код по МКБ С91.0 острый лимфобластный лейкоз. Из разговоров с участковым терапевтом с которой мы пытались как-то помочь ему выясняю: положили они его всё таки к себе в гематологию. Несколько дней после он умер.

Послесловие: по работе очень часто приходится видеть запущенные случаи, отказ в лечении и прочее. Но вот этот случай оставил очень сильный след. Парень длительно умирал, а я постепенно наблюдал, что ему становиться все хуже. Бессилие и не способность повлиять на происходящее.

Есть мнение, что пока есть память о человеке, то он жив.
;