#3098
Я решил начать для вас небольшой экскурс в дебри медицинского мира, на самое-самое его дно, к самым-самым истокам, а именно - в скорую помощь. Работал я там в течение пяти лет, пока был студентом и ординатором, начинал еще санитаром, так что насмотрелся, наслушался и нахватался очень и очень многого.
В то время я уже дослужился до фельдшера (окололегальными методами), причем уже чаще всего работал "первым номером" (старший в бригаде, ответственный за назначения, написания карт, руководство процессом оказания помощи в данном конкретном случае). Это был первый вызов за смену с поводом "плохо" (мужчина, около 30 лет).
Лирическое отступление. Более дурного и отвратительного повода придумать нельзя. За этой формулировкой может скрываться что угодно, от температуры 37,2 до травматической ампутации конечности.
Добрались до адреса быстро, голос в домофоне был спокойным, поднялись на этаж, зашли в квартиру. Картина маслом. На полу лежит молодой мужик, килограмм 100 живого (вроде как еще) веса, лицо синеватого оттенка, дыхания на первый взгляд нет. Вокруг него в лекгом недоумении собрались две дамы: постарше и помладше (как оказалось, жена и теща).
Напарник у меня был толковый, поэтому при первом взгляде на господина, которому плохо, рванул в машину за реанимационным набором. Быстренько начинаю осмотр. Пульс слабый, дыхание поверхностное, зрачки точечные, на свет не реагируют. Параллельно слушаю рассказ жены (она пока не поняла всей проблемы, поэтому относительно спокойна). Муж приехал с рыбалки, в полном здравии, пришел домой, вроде бы лег отдохнуть, жена ушла в другую комнату, вернулась - лежит. Сколько лежит - примерно час. Беда.
Забегает напарник (прошло где-то минута-полторы), дает мне интубационный набор, сам начинает организовывать доступ в вену. Разворачивает руку, вижу следы инъекций. Спрашиваю у жены, были ли какие-то процедуры, забор крови. Отвечает нет. парень уже на трубе (забыл сказать, по всем признакам - кома), начинаю качать амбушкой, попутно интересуясь не принимал ли чего раньше запрещенного. Божится, что ни в жизни. Но, переспросил два раза: точно? Чуть ли не креститься начала и клясться всеми святыми православного пантеона.
Чтобы вы понимали, от начала оказания помощи прошло минут пять.
Доступ в вену налажен, вкусный физраствор струится по венам. А в голове заветы равноапостольного доктора Хауса. Говорю напарнику ввести нал@ксон (антидот к опиатам-наркотикам, вроде ге@оина, морф@на).
Не успевает шприц выйти из катетера, парнишка розовеет, дыхание углубляется, начинают подергиваться веки. Секунд через тридцать глазенки открываются и с полнейшим непониманием смотрят на меня. Я же занят немного другим. А именно пытаюсь подбирать обтекаемые формулировки для того, чтобы описать поведение и слова жены мальчика плюс обрисовать возможные последствия ее вранья.
Дама стоит, потупив очи. Посылаю тещу искать носильщиков, так как бойца все равно надо тянуть в больницу, кома все-таки. И тут это чудо выдает: "Зачем вы при маме про наркотики говорите??!!".
Благо мы с напарником на тот момент были уже студентами пятого или шестого курса мед. университета, практически интеллигенция. Поэтому без обсценной лексики смогли объяснить мадаме, кто она, что у нее за неврологические нарушения и куда ей с этими нарушениями следует идти (обратиться). К этому времени, парень уже всеми возможными способами пытался показать, что трубка в трахее не является таким уж необходимым ему аксессуаром.
Экстубировали. Усадили, поговорили, объяснили. В больницу ехать готов. Пришла теща с хлипеньким мужичком. Интересоваться, все ли это носильщики не было ни сил, ни желания . Парень наотрез отказался от переноски, расписался в карте да и потопал потихоньку в машину. Там мы его немного откапали, пару раз он терял сознание на несколько секунд, но все обошлось. Теща, которая, кстати, взялась сопровождать бойца все порывалась узнать, что же с ним такое. Хотелось в назидание нарушить правила врачебной этики, но сдержался. Сказал, чтобы дочку расспросила. Вот как-то так.
;