#2678

Добрый день, друзья!

Разрешите представиться. Мне 27, я женщина-врач. Специальность у меня узкая — онкология (диагностика, лечение и профилактика раковых заболеваний). Работаю полдня в онкохирургическом стационаре, а вторую половину — в поликлиническом отделении онкодиспансера на приёме. Работу свою я очень люблю, направление выбрала осознанно с полным пониманием его тяжести и уровня возлагаемой на меня ответственности. Пациентов стараюсь всегда понимать, быть с ними максимально тактичной, вежливой и всё доступно объяснять. Однако есть некоторые моменты, которые если не задолбали, то вызывают некоторое недоумение. Буду перечислять по пунктам.

«Вы така-а-ая молода-а-ая». Фраза, произнесённая чаще всего пациентками и исключительно с недовольной интонацией и характерным цоканьем языком в начале или конце. Попадалась вариация: «Вы слишком хорошо выглядите для врача». Уважаемые пациенты, я не стану убеждать вас в моей врачебной компетенции, не буду уговаривать лечиться у меня, не скажу, сколько научных работ и в каких местах я публиковала. Я не скажу вам, когда я последний раз возвращалась домой с работы и видела мужа, вам не будут интересны детали моего суточного дежурства. Я просто вас прошу: вы либо доверяете мне, и я гарантирую, что вас не подведу, либо отказываетесь от моей помощи и идёте к другому врачу-онкологу, коих у нас в столичном онкологическом диспансере в достатке и попасть к ним можно с сегодня на сегодня или, в крайнем случае, на завтра (на всякий случай поясню: речь не о российской медицине). Но будьте так любезны: воздержитесь от комментариев о моём возрасте или внешнем виде. Не теряйте ни моё, ни ваше время.

«Доктор, дайте телефончик, я вам позвоню вечером, и мы поговорим в неформальной обстановке… Ну, о разном...» Даже если не брать в расчёт тот факт, что я очень люблю своего мужа (который, по утверждению иных мужчин-пациентов, «не стенка, подвинется»), с какой, позвольте, радости я, находящаяся при исполнении своих трудовых обязанностей, должна смотреть на вас как на объект вожделения, мужчины? Вы для меня — пациенты. Мой мозг занят разработкой стратегии вашего лечения, а не мечтаниями на тему «ловись мужик большой и маленький». Иногда я не ношу на пальце обручальное кольцо, каюсь: забываю надеть после операционной, но оно всегда висит у меня на шее на цепочке. Будете пялиться на то место, скрытое хирургической формой, где должна быть грудь, — обратите внимание на кольцо, болтающееся на цепочке, вдруг оно хотя бы как-то заставит вас задуматься.

«Я работаю в госбезопасности (прокуратуре, министерстве, вставить нужное)», сказанное вместо приветствия. Таких было немного, но все запомнились. Мне всегда интересно знать, какой реакции от меня ожидают эти люди. Что я внезапно испугаюсь, крепко вас зауважаю и, глядя на вас с благоговением, буду целовать вам ручки, умоляя у меня лечиться? Уважаемые, вы бы только знали, насколько высока та колокольня, с которой я плевала на то, где и кем вы работаете. К каждому пациенту я стараюсь выработать индивидуальный подход, но основан он на том, как человек ведёт себя на приёме, как воспринимает информацию о заболевании, насколько сильно переживает. И это не зависит от того, кем и где вы работаете. Особенно, если вы пытаетесь тыкать мне ксивой в нос или угрожать вашим местом работы. Для меня вы такой же пациент, как и остальные. Не нравится, что пришлось подождать в очереди, — обращайтесь в ВОЗ, уточните у них, почему в мире так много больных людей. Но скандалить и грозить расправой не стоит, это, в конце концов, невежливо. Я имею полное право отказаться вас лечить.

«Я буду жаловаться!» Чаще всего с развёрнутым описанием причины недовольства. В 90% случаев причина — разной степени длительность ожидания приёма врача. Уважаемые пациенты, если вы записаны ко мне на приём на строго определённое время, но не попали в мой кабинет минута в минуту, проявите, пожалуйста, понимание. Я могу задержаться в операционной перед началом приёма во вторую смену, кому-то из больных на приёме может стать плохо и я буду оказывать ему помощь, кто-то из пациентов волнуется и плачет в моём кабинете — я его успокою и потрачу на него чуть больше времени, чем положено по нормативу, — причины задержки могут быть разными, и я вам непременно их объясню и извинюсь при необходимости. Ах, вам всё равно и вы будете жаловаться? Идите, только не нужно здесь орать и задерживать мой приём, я могу подсказать, куда именно идти. Мне проще отписаться от жалобы, чем уговаривать вас помолчать и проявить понимание.

«Блатные» пациенты. Те, за которых просит кто-то из администрации. В 95% случаев невоспитанные, невежливые и излишне требовательные, забывающие, что они в больнице, а не на курорте. Таких хочется выписать уже в день поступления. Особенно запомнилась барышня, которую по стечению обстоятельств не смогли госпитализировать в отдельную палату и положили в общую. Попытки объяснить, что в отдельной палате лежит инвалид первой группы с параличом от шеи и ниже, которой нужна сиделка и специальный уход, что может быть осуществлено только в отдельной палате, успехом не увенчались. Скандал был немалый и неприятный. Однако стыдно за барышню было почему-то мне.

Вот, собственно, и всё. Выговориться — выговорилась, спасибо за возможность написать сюда свои «многобукаф».

Резюмирую, пожалуй. К любому человеку можно найти подход, с любым, даже с самым отъявленным скандалистом, можно наладить контакт. Однако уважаемые пациенты любого медицинского учреждения, напомню вам, пользуясь случаем: ваше здоровье — это ваша ответственность. Врач у вас один, а таких, как вы, у врачей — сотни и тысячи. Если с вами случилась беда, не мешайте докторам помогать вам. Всегда лучше работать в тандеме, чем бороться с проблемой в одиночку. Будьте здоровы и относитесь друг к другу с пониманием!
;